священник Константин Пархоменко

Вселение и изгнание дьявола

 

 

С большим трепетом берусь я говорить о вещах, запредельных нашему повседневному опыту.

Речь идет о демонизме, диаволе, действующем в нашем мире.

В последнее время на припарках книжных магазинов все чище можно увидеть книги, на страницах которых светские авторы размышляют о потустороннем мире, о действиях ангелов и бесов. Нам предлагают подружиться с ангелами хранителями, обрести силу над злыми духами... Для уверенных в себе современных авторов диалог с духовным миром кажется таким простым и увлекательным... Вместе с тем, читая жизнеописания подвижников Церкви, древних и современных, сталкиваешься с противоположной ситуацией. Здесь мы видим осторожное, трепетное отношение к запредельности, отношение, родившееся из реального опыта контактов с потусторонним миром. Подвижник знает, что духовный мир обманчив и таинственен, и, касаясь его, мы рискуем вступить в контакт не с ангелами света, а с духами лжи, с бесами, лишь принимающими вид светлых ангелов в пространствах, что издавна назывались астральными, или оккультными. Реальное общение с потусторонним миром возможно лишь на высоких степенях духовной жизни, когда человек захотел жить по-Божьему и живет так, ведомый по жизни Господом; когда человек преуспел в молитве и мистических переживаниях, действительно обрел связь с запредельным миром и получил навык в духовной борьбе против злых ангелов.

 

Не обладая ни духовной компетенцией, ни глубоким личным знакомством с потусторонним миром мы, тем не менее, дерзаем писать о сатане и о его действии в мире. Но пишем мы не от себя, а руководствуясь опытом Православной Церкви, членами которой являемся.

И я, рядовой священник, и моя жена в беседах с прихожанами, в общении со студентами института Религиоведения, в котором мы преподаем, на уровне личного жизненного и молитвенного опыта встречаемся с действием злых бесовских сил, можно сказать - встречаемся с диаволом.

Поэтому мы пишем об этом не как посторонние исследователи, а как люди, постоянно касающиеся этой реальности. И все же лично своего мы постарались в эту книгу не вносить.

Мы изложим лишь то, что говорит об этом Церковь устами подвижников, молитвенников и святых.

Эксперты Церкви в вопросах демонизма - святые Подвижники и молитвенники. Они говорят о сатане не на уровне отвлеченных интеллектуальных размышлений, но на уровне глубокого личного опыта.

На путях молитвенного делания, аскезы и практической деятельности подвижники Церкви постоянно встречаются со странной, противостоящей им злой силой. Эту силу невозможно назвать случайностью, она не подходит под определение непознанного бессознательного. Здесь, как будто, кто-то специально и активно действует, нашептывает дурные мысли, подталкивает к худым поступкам... Стоит по-настоящему начать жить духовной жизнью, и эта злая сила тут как тут. Она лезет из всех щелей, как инфекция, и как зараза проникает в мысли и чувства. Невозможно ее не заметить, проигнорировать, то есть закрыть глаза на то, что кто-то активно мешает тебе в духовной жизни, кому-то неприятна такая жизнь.

Эту силу подвижники церкви называли по-разному. Имен у этой злой силы множество: и сатана, и диавол, и бесы...

Все это синонимы одной злой реальной личности.

Сатана (от евр. сатан) означает противник.

Диавол (греч. диаболос) - клеветник, сплетник.

Бес - (слав.) - филологи считают производным от бояться.

Демон (греч.) - ложный бог, дух1.

Лукавый (слав.) - хитрец, обманщик.

Черт - (слав.) - предположительно от индоевропейского корня скер, скор - резать, обрезать, отсекать - корнать!

 

Итак, начать эту работу следует с первого и основного замечания: Церковь всегда утверждала присутствие и активное действие в нашем мире злых демонических сип.

«Фактически Церковь никогда не формулировала его систематически, в виде ясного и четкого учения. Однако для нас имеет огромное значение то, что у Церкви всегда был опыт, подтверждающий наличие демонических сил, то есть, говоря попросту, у нее всегда было знание сатаны. Если это непосредственное знание не нашло своего выражения в четком и систематическом учении, то это объясняется трудностью, если не невозможностью, рационально определить иррациональное»2.

 

1) Словом «демон» с VI в. до н.э. греки называли всех богов, не имевших собственного имени. Эти «боги» составляли как бы вторую группу богов. В христианстве языческие боги были отнесены к разряду бесовских злых

2) Шмеман А., протопресв. Водою и Духом. М. 1993. С. 22.

сил.

 

 

 

УЧЕНИЕ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ О ПРОИСХОЖДЕНИИ САТАНЫ

 

Диавол, сатана, - злобная сила, противостоящая человеку, подстерегающая человека на всех путях его жизни. Сила, которая ставит задачей своей отторгнуть человека от Бога, привести его к погибели.

Откуда эти верования, что говорит об этом Священное Писание и опыт Древней Церкви? Об этом первая часть нашей книги. Вторая часть будет посвящена теме практической - вселению и изгнанию демонических существ из человека. Приложения в конце книги позволят нам познакомиться с рассказами святых отцов и подвижников Церкви на эту тему.

 

О происхождении и бытии диавола Библия говорит скупо. Ветхий Завет старательно избегает всего, что могло бы подтолкнуть израильтян к дуализму3, к которому он был слишком склонен. Кроме того, библейское понимание сатаны претерпевало некоторые изменения, развивалось.

Открывая Библию, читаем: "В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною; и Дух Божий носился над водою» (Быт. 1, 1-2). Слово "бездна» - здесь телом (др. евр.), что напоминает о вавилонской богине Теомат, богине хаоса. Библейский автор, намекая на Теомат (и намек этот был понятен современникам), хотел подчеркнуть, что с первых мгновений миротворения космосу противостоит злая, разрушительная сила.

Так, уже на первой странице Библии мы знакомимся с сатаной. В дальнейшем он всегда незримо, но реально будет присутствовать в человеческой жизни.

Однако существование сатаны уже при творении мира доказывает, что он появился раньше мира. Это действительно так. Согласно древнему общецерковному Преданию, сатана - это один из сотворенных Богом ангелов.

Первое, что необходимо сказать о происхождении сатаны и лукавых духов: все они ангелы, то есть духовные свободные существа, созданные Богом до творения видимого мира.

Ангелы - личностные существа, иначе говоря, им присущи все те дары, которые свойственны личному бытию. А в этих свойствах основное место принадлежит дару свободы. Именно поэтому мы можем сказать, что когда-то на заре существования ангельского мира один из ангелов - Денница устроил бунт против Бога и увлек за собой многих из ангелов. Святые отцы, размышлявшие над тайной падения сатаны, говорили, что, вероятней всего, побудительной причиной к восстанию против Бога явилась гордыня диавола. Он, высший из небесных духов, возомнил, что может сам стать Богом...

Как Ангелов, так и демонов - бесчисленное множество. Так, патриарх Иаков, увидев сонмы ангелов, воскликнул: «Это ополчение (то есть огромное войско - К. П.) Божие» (Быт. 52, 2), а в Книге пророка Даниила сказано еще конкретней: Богу предстоят «тысячи тысяч и тьмы тем...» (то есть речь идет о миллионах ангелов). Поясняя это библейское сказание о бесчисленности ангелов, св. Кирилл Иерусалимский говорил, что наша земля - лишь точка, пылинка в небе. И, соответственно, насколько пространство неба больше земли, настолько и количество небесных обитателей неизмеримо больше численности обитателей земных4. Бесов тоже великое множество, но меньше, чем ангелов.

Ангелы и бесы находятся в состоянии противоборства. Задача ангелов исполнять Божию волю созидания, украшения этого мира, воля демонов - разрушать мир и, если получится, совершенно его погубить.

Не спекулируя на ангельскую тему, как это делали язычники или же еретики, но останавливаясь перед тайной существования ангельского мира. Священное Писание совершенно конкретно учит, что ангелы находятся не в равном положении, но между ними есть большие и меньшие.

В Библии мы находим упоминания нескольких различных чинов ангельских существ:

Архангелы (1 Фее. 4, 16; Иуд. 9),

Херувимы (Евр. 9, 5), Престолы, Господства, Начальства, Власти (Кол. 1, 16),

Сипы (Еф.1, 21).

Всего семь, причем так именуются как добрые ангелы, так и злые. Почему такое разнообразие обитателей небес?.. Естественно, что Православное Предание пошло по пути философского и богословского осмысления этой темы. Ориген (III век) предположил, что различие ангелов в чинах обусловлено их охлаждением в любви к Богу. Чем выше чин, тем вернее, послушнее Богу ангел, и наоборот5. Однако православная Церковь отвергла такую трактовку6. Большую популярность получила версия о том, что иерархичность вообще всего мира, и ангелов в частности, - присуща всему творению. Чем большее служение при Боге исполняет ангел, говорили отцы, тем он выше7. Соответственно, в демоническом мире, чем более приближен к сатане злой дух, тем большее иерархическое положение в бесовском мире он занимает. Как различаются эти иерархические степени? Данный вопрос относится к области тайны. Блаж. Августин писал: «Что есть престолы, господства, начальства и власти в небесных обителях, непоколебимо верую и, что они различаются между собою, содержу несомненно; но каковы они и в чем именно различаются между собою, не знаю»8.

Высшей формы учение об ангельских чинах достигает в трудах св. Дионисия Ареопагита, богослова V века, который посвятил этой теме специальное сочинение «О небесной иерархии»9. Св. Дионисий разделяет всех ангелов на три триады. Таким образом, у него получается всего девять чинов. Первую триоду, наиболее близкую к Богу, составляют: Херувимы, Серафимы и Престолы. Вторая триада: Господства, Силы, Власти. И, наконец: Начала, Архангелы, Ангелы.

Ангелология св. Дионисия - совершенно уникальное мистическое сочинение, хотя, заметим, что использовать его систему при изучении библейской ангелологии неправомочно. Библейская ангелология исходит из иных богословских установок, развивается по иным законам, нежели у св. Дионисия10. Однако для работы богослова система св. Дионисия незаменима, и вот почему: в своей работе святой отец показал принципы богоприобщения11. Согласно его представлениям, чем выше ангельский чин, тем, сообразно его природе, ближе он к Богу, и тем полнее (не количественно, но качественно) может он исполнить свое предназначение: прославлять и славословить Бога, изумляться Его Величию, Мудрости и Красоте и спешить исполнять Его волю.

После отпадения от Бога, «местопребыванием диавола сделалась та бездна, которая отделяет наш мир от мира святых ангелов и обитателей рая»12.

О пребывании злых духов в воздушной бездне, ап. Павел говорит так: «Наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных» (Еф. 6, 12).

У святителя Афанасия Александрийского читаем: «Диавол - враг нашего рода, ниспав с Неба, блуждает в пространстве этого нижнего воздуха, где, - начальствуя над другими подобными ему, - при содействии их обольщает человеков привидениями и старается воспрепятствовать тем, которые стремятся горе»13. В толковании на 41-й псалом святитель Иоанн Златоуст пишет: «Сколько демонов носится в этом воздухе? Сколько противных властей? Если б только позволил им Бог показать нам их страшный и отвратительный образ, то мы подверглись бы умопомешательству».

О внешнем виде демонов сказать ничего невозможно. Они - бесплотные духи, и этим все сказано. Мы помним, что Диавол - «лжец и отец лжи» (Ин. 8, 44), поэтому немудрено, что для обольщения людей диавол принимает любые обличия. «Вот он является, как муж, и тут же как женщина; он рычит, как лев, скачет, как барс, лает, как собака, а иногда придает себе форму сосуда или бурдюка»14. Воплощаясь, диавол всегда учитывает ситуацию. Как писал один средневековый богослов, «если он хочет стать личным демоном, он принимает вид кошки или собаки; если ему нужно кого-то перенести - вид лошади; если нужно проникнуть в узкую щель - вид мыши или куницы; если нужно заглушить чьи-то слова - вид шмеля; если нужно напугать - вид волка, грифа, лисицы, совы, дракона»15. Преп. Серафим Саровский говорил о демонах: «Они гнусны, их сознательное противление благодати обратило их в ангелов тьмы, в невообразимые чудовища. Но, будучи по природе ангелами, они обладают необъятным могуществом. Малейший из них мог бы уничтожить землю, если бы Божественная благодать не делала бессильной их ненависть против Божия творения; но они пытаются погубить тварь изнутри, склоняя человеческую природу ко злу»16.

Обладая духовной природой, бесы, как и сатана, крайне быстры и неуловимы. В III веке Тертуллиан писал: «Всякий дух стремителен, так и демоны в одно мгновение оказываются повсюду. Весь мир для них - одно место».

Первоначально сатана понимается Библией не как прямой противник, враг, но как один из ангелов, некогда отошедших от Бога. Тем не менее, сатана как бы служит Богу и выполняет функции судьи и обвинителя. Однако за этим мнимым служением Богу, уже в книге Иова (одна из древнейших ветхозаветных книг) можно заметить враждебную волю, если пока не по отношению к Богу, то к Его созданию - человеку и к его праведной жизни.

Сатана не верит в бескорыстную любовь (Иов 1, 9), он ждет, именно ждет, чтобы человек пал; сатана этого втайне желает и, несомненно, был бы этому рад.

В книге пророка Захарии (5, 1-2) обвинитель превращается в подлинного противника замыслов Божиих о Его святом народе:

«И показал он мне Иисуса, великого иерея, стоящего пред Ангелом Господним, и сатану, стоящего по правую руку его, чтобы противодействовать ему. И сказал Господь сатане: Господь да запретит тебе, сатана, да запретит тебе Господь, избравший Иерусалим! не головня ли он, исторгнутая из огня?»

 

Кроме этого противостояния замыслам Божиим о святом Израильском народе, сатана знаком ветхозаветному верующему по рассказу о сотворении человека и его отпадении от Бога.

В книге Бытия упоминается некий змей, хитрец и обманщик, который соблазняет человека вкусить плодов запретного дерева. Этот обманщик - несомненно, сатана.

«Завистью диавола вошла в мир смерть, и испытывают ее принадлежащие к уделу его» (Прем. 2, 24).

Бог заповедал человеку не вкушать плодов лишь с одного дерева, дерева познания добра и зла; змей же лукавит: «Подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?» (Быт. 3, 1). Если бы Ева сразу уловила подвох, обман, если бы у нее хватило ума не слушать сатану... Но Ева преклонила свой слух лукавому. И он сразу проник в ее душу. Через минуту Ева видит в дереве познания добра и зла утилитарный смысл: «И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание» (Быт. 5, 6). Вот так: свести все высокое и благородное к вкусному, симпатичному и интересному. Лишь прислушаться к словам сатаны и... начинается процесс понижения духовной восприимчивости. Усомниться в Боге, Его благости и мудрости и... медленное сползание в сторону от Бога. А от Бога, значит, к сатане. И скоро весь мир и вся жизнь начнет восприниматься в системе координат: вкусно, модно, интересно...

 

Человек ослушался Бога. Вместо того, чтобы быть Божиим служителем на земле, помогать Богу возделывать и украшать мир, человек стал жить животной жизнью, жизнью инстинктов и мелких удовольствий. Человек, призванный стать путем, совестью Вселенной, уподобился животному.

Это был звездный час сатаны.

И началась долгая история диктатуры греха на земле. Вся история человечества - это история войн, крови, предательств, обманов и поиска удовольствий.

Но, начиная с первых страниц, где речь идет о только что согрешившем человеке, Библия обещает нам, что некогда диавол будет побежден и истреблен.

После того, как прародители согрешили, Господь дает им обетование, которое, по мнению святых отцов, является первым и незыблемым пророчеством: «И сказал Господь Бог змею... вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту» (Быт. 5, 14-15). Как пишет автор фундаментального комментария к Ветхому Завету, в этом стихе «названная глубокая вражда есть та внутренняя оппозиция, которая существует между добром и злом, светом и тьмой»17.

В этих словах намечается учение о вечном противостоянии человека и диавола. Семя жены - это потомство Евы, первой из женщин. Вражда между семенем змия и семенем праматери - вражда между родом человеческим и сатаной. Вражда, которая не прекратится до гибели одной из враждующих сторон.

Но есть ли в человеке силы, чтобы победить сатану, противостать сатане, если в Библии он даже иронично называется князем (царем) мира (Ин. 12, 51; 14, 50; 16, 11 и др.). Сатана - царь и властитель душ и чувств, все в мире поражено тяжелой и, как кажется, неизлечимой болезнью греха, все обессилено, удел всех - смерть.

У простых людей нет такой силы. Но у Сына Божьего и Сына Человеческого, у Богочеловека такая сила есть.

Поэтому под «женой» святые отцы преимущественно понимали Вторую Еву, Марию, а под «семенем жены» - Сына Марии, Второго Адама, Иисуса Христа.

Священный автор продолжает: семя жены, говорит он сатане, «будет поражать тебя в голову, а ты будешь Жалить его в пяту».

Жалить в пяту, значит, все-таки ухватить, укусить... но не до смерти. Так и произошло. Христос был укушен диаволом, Он умер, но и Воскрес! А вот Он наносит сатане такой удар, от которого тому не оправиться. Богочеловек поражает сатану в голову! Это смертельный удар, окончательная победа.

Человеку невозможно справиться с диаволом, «Богу же все возможно» (Мф. 19, 26).

Так, за многие столетия до Боговоплощения было предсказано о грядущей победе над силами ада.

 

3) Дуализм - учение о противостоянии в мире двух равных сил: божественной и демонической. Дуализм является отличительной чертой языческих религий, тогда как Ветхий Завет утверждает бытие Единого Всемогущего Господа.

4) Св. Кирилл Иерусалимский. Огласительные слова. Беседа 15. 24.

5) См. Алипий (Кастальский-Бороздин), архим.; Исайя (Белов), архим. Догматическое богословие. Свято-Троицкая Сергиева Лавра. 1994. С. 186.

6) Это мнение Оригена было осуждено на поместном Александрийском соборе 400 года, а также на V Вселенском в 553 году. См. Макарий (Булгаков), архиеп. Харьковский. Православно-догматическое богословие. T. 1, Изд. 3. СПб., 1868. С. 396.

7) Такой точки зрения придерживались: преп. Ефрем Сирин. Творения. Изд. З.М., 1881. Ч. 1, С. 25; Св. Григорий Богослов Творения. М., 1844. Ч. 3. С. 50.

8) Цит. по: Макарий (Булгаков) архиеп. Догматическое... С. 399.

9) Первое издание на русском языке: М., 1786-87. Впоследствии этот перевод многократно переиздавался, а в середине XIX века был осуществлен новый. О переводах и изданиях сочинений св. Дионисия см: Прохоров Г. М. От издателя. / Дионисий Ареопагит. О божественных именах. О мистическом богословии. Тексты, пер. С древнегреч., СПб.: «Глагол» 1994, С. 18сл.

10) См. Мейндорф И. Прот. Введение в свято-отеческое богословие. Нью-Йорк, 1982, С. 291.

11) Подробное исследование см. у Лосева А.Ф. Первозданная сущность. /Миф. Число. Сущность. М., 1994 С. 234 и далее.

12) См. Алипий (Кастальский-Бороздин) архим., Исайя (Белов) архим. Догматическое богословие... С. 265.

13) Цит. по: Алипий (Кастальский-Бороздин) архим., Исайя (Белов) архим. Догматическое богословие... С. 265.

14) Вир И. Об обманах демонов, гл. 14, 1. СПб. 1819. С. 38.

15) Gorres J. Die Christliche Mystik. 5 Bd. Regensburg: G. J. Manz. 1879 - 1880, 7.

16) Цит. по: С. Нилус. Служка Божией Матери и Серафимов /Угодник Божий Серафим. М. 1993. Т. 2. С. 46.

17) Б/а. Комментарий на кн. Бытие. Толковая Библия под редакцией А.П. Лопухина. T. 1. Пб., 1904. С. 27.

 

 

 

 

 

ПРИШЕСТВИЕ ХРИСТОВО КАК ОБЪЯВЛЕНИЕ ВОЙНЫ САТАНЕ И ЕГО ЦАРСТВУ

 

И вот наступает эсхатологическое время. Христос, Богочеловек, приходит в этот мир, рождается от обычной земной женщины и вступает в схватку с сатаной. Он Сам говорит: «Если же я Духом Божиим изгоняю бесов, то, конечно, достигло до вас Царствие Божие» (Мф. 12, 28). Главная задача пришествия Христова - победа над сатаной; Христос приходит «дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть, диавола» (Евр.2, 14). В другом месте ап. Павел размышляет над тем, что Христос был послан освободить от власти диавола и смерти не только человека, но и весь космос. «Но Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших... Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут, каждый в своем порядке... А затем конец, когда Он предаст Царство Богу и Отцу, когда упразднит всякое начальство и всякую власть ju силу. Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои. Последний же враг истребится - смерть... Да будет Бог все во всем» (1 Кор. 15, 20; 15, 22-26; 15, 28).

Вся жизнь Христова на земле - битв» против сил зла, совершенно пропитавших человеческую жизнь и все структуры мира.

Но отношение Христа к бесовским силам иное, нежели у его современников. В древнем иудаизме бесы чаще всего рассматривались как отдельные существа, у каждого из которых было свое имя. Каждый бес имел свою «специфику», один отвечал за психические расстройства, другой подкарауливал и пугал путников и т.д. Соответственно, евреи и заклинали конкретно каждого беса.

Христос же подчеркивает связь бесов с сатаной. Сатана осмысляется Христом как управляющий огромным войском18, царством19, бесы его солдаты20. В Евангелии от Матфея (10, 25) Спаситепь пользуется игрой слов, называя сатану начальником дома, которому подчиняется челядь.

 «Таким образом, мир зла рассматривается Иисусом не как множество независимых атомов, а как единое целое»21. Зло, при таком взгляде, предстает болезнью, поразившей творение; за всеми внешними проявлениями стоит враг, сатана как разрушитель мира, и ему подчиняется огромная армия злых духов. Спаситель объявляет сатане войну, но не идеализирует Свои усилия и усилия Своих учеников. Диавол до конца земной истории не будет побежден, он будет враждовать против мира и людей и некогда даже попытается встать на место Бога, потребует себе поклонения22. Надо представить себе ужас учеников от услышанного... но Христос утешает. Когда «вражда» диавола достигнет апогея, когда «в те дни, после скорби той, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются. Тогда увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках с силою многою и славою» (Мк. 15, 24-26).

Но это в будущем. Пока же Спаситель не собирается складывать оружия в борьбе с сатанинскими силами. В двадцатых годах ушедшего века Бауэрнфайд убедительно показал23, что Евангелие от Марка изображает изгнание Спасителем бесов как бой. Это отчетливо видно, например, из первой главы (25-28 ст.). Здесь мы видим следующую схему. Бес, вселившийся в одержимого, обращается ко Христу со словами, что он намерен защищаться, и защита перерастает в нападение. Бес пытается удержаться в одержимом, сдаваясь (но не собираясь покидать человека), он кричит: «Знаю Тебя, кто Ты, Святый Божий». Но Христу недостаточно слышать этого исповедания, ему мало лишь признания противником поражения. Спаситель хочет «добить» врага: «Но Иисус запретил ему, говоря: замолчи и выйди из него».

С криком, все еще цепляясь за одержимого и сотрясая его, бес выходит.

И в других местах мы видим, что для обозначения противостояния сатане и его соратникам бесам Спаситель использует образы войны, битвы. Например, в Мк. 5, 27 (см. также Лк. II, 21) Спаситель говорит: «Никто, вошел в дом сильного, не может расхитить вещей его, если прежде не свяжет сильного, - и тогда расхитит дом его». Этой притчей Христос придает изгнанию бесов смысл борьбы, точнее, захвата добычи в результате победы над сильным. Кроме того, что в основе слов Господа, вероятнее всего, лежит мессианский текст из Исайи 55, 12: «И с сильными будет делить добычу», - этим словам созвучны образы эсхатологической битвы для установления Царства Божьего, описанные в текстах кумранитов24.

В изгнании бесов Христос видел одну из самых важных сторон Своей деятельности. Когда Спасителя предупреждают о желании Ирода убить Его, Он отвечает: «Пойдите, скажите этой лисице: се, изгоняю бесов и совершаю исцеления сегодня и завтра. и в трети день кончу» (Лк. 15, 52). Здесь мы видим, что все Свое служение Господь сводит к двум вещам: изгнанию бесов и к исцелениям.

Сам Спаситель воюет с сатаной, изгоняя его из этого мира, и то же заповедует Он Своим ученикам. «И поставил из них двенадцать, чтобы с Ним были и чтобы посылать их на проповедь, и чтобы они имели власть исцелять от болезней и изгонять бесов» (Мк. 5, 14-15).

Почти всякое напутствие ученикам сопровождается напоминанием, чтобы они давили бесов: "Се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражию» (Лк. 10, 19), изгоняли их и заклинали (то есть запрещали им).

Когда ученики Христовы пришли к Нему и стали «с радостью» рассказывать, что бесы им повинуются (Лк. 10, 17), Спаситель восклицает: «Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию» (Пк. 10, 18).

Эти слова - не взгляд, брошенный в прошлое, в ту домировую эпоху, когда архангел Михаил низверг с небес восставшего против Бога сатану. Это и не мысленный прыжок в будущее - то, что произойдет в конце истории. Эти слова - констатация нынешнего, сегодняшнего одоления Диавола! Спаситель говорит, что сатана сейчас низвергнут с неба... Что это предполагает? Это предполагает разъяренность диавола и то, что он будет люто враждовать против последователей Христа.

Обратимся к другому новозаветному тексту, в котором этот же момент изгнания диавола с неба более развернут. Это книга Откровения Иоанна Богослова:

«И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною25, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним. И услышал я громкий голос, говорящий на небе: ныне настало спасение и сила и царство Бога нашего и власть Христа Его, потому что низвержен клеветник братий наших... Когда же дракон увидел, что низвержен на землю, начал преследовать жену, которая родила младенца мужского пола» (Откр. 12, 7-10,15).

Сатана низвержен с неба. Он сразу набрасывается на женщину, родившую младенца. Библеисты и богословы отмечают, что женщина это олицетворяет древний Израиль26. Древний Израиль - мать новозаветной Церкви. Церковь только что рождена в муках (см. Откр. 12, 2). И вот на нее нападает павший с неба, как молния, сатана. «И рассвирепел дракон на жену и пошел, чтобы вступить в брань с прочими от семени ее, сохраняющими заповеди Божий и имеющими свидетельство Иисуса Христа» (Откр. 12, 17)

Христиане вступают в бой, который продлится некоторое время, до Второго Пришествия Христова, и мы с вами, дорогие читатели, живем как раз в эти дни. Сатана уже низвержен с неба, но он не сдается.

Если вспомнить, что основа учения Христова - возвещение наступления Царства Небесного, Царства еще не проявленного, но постепенно входящего в мир, захватывающего мир, станет понятно, что в тех же категориях - уже и еще не - следует мыслить победу над сатанинскими силами.

Сатана уже побежден, но он жив и продолжает, агонизируя, враждовать против последователей Христовых, а в более широком смысле, против всех людей, против самого мира. И мы как последователи Христа знаем, что конец битвы с сатаной предрешен: диавол будет «ввержен в озеро огненное и серное» (Откр. 20, 10), и это будет для него окончательной гибелью. Но пока не наступил день Суда над миром и диаволом, борьба продолжается.

И Церковь предлагает нам выйти на борьбу с сатаной. Стать воинами Христовыми. Ап. Павел наставляет верующих: «Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских; потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных. Для сего приимите всеоружие Божие, дабы вы могли противостать в день злый и, все преодолевши, устоять. Итак станьте, препоясавши чресла ваши истиною, и облекшись в броню праведности, и обувши ноги в готовность благовествовать мир; а паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого; и шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть слово Божие» (Еф. 6, 11-17).

 

Итак, вражда против верующих... «духи летают в воздухе, и как воздух обнимает нас повсюду, "так повсюду окружают нас и духи злобы, и непрестанно приступают к нам, как комары в сыром месте»27. Именно сатана помешал Павлу идти в Фессалоники (см. 1 Фее. 2, 18), «жало в плоть», то есть болезнь Павла, мешавшая ему проповедовать, также есть «ангел сатаны» (см. 2 Кор. 12, 7-10). Сатана - враг, сеющий плевелы на поле домохозяина (см. Мф. 15, 59), то есть тот, кто в Божием мире сеет ненависть, распри, эгоизм, безбожие. Б Евангелии от Марка - сатана похищает из сердец верующих семя Слова Божьего. Как же? Через удовольствия мира сего, которые отвлекают людей от Неба.

Ап. Петр представляет сатану голодным "рыкающим львом», который ходит вокруг верных и ищет, кого поглотить (см. 1 Петр. 5, 8). Как и в раю, его главное дело - искушение, испытание людей, старание ввести их в грех (см. 1 Фее. 5, 5; 1 Кор. 7, 5).

Прекрасной иллюстрацией искусительного действия диавола в нашем мире может служить рассказ Евангелия об искушении диаволом Христа. Здесь мы видим, с чем обращается диавол ко Христу, как Его хочет уловить, соблазнить, и как Спаситель резко отказывается иметь с сатаной что-то общее...

 

18) Лк. 10, 19. У нас переведено: сила вражия. В греческом силой (динамис) называли войско.

19) Мф. 12, 26; Лк. II, 18.

20) Мк. 5, 9.

21) Иеремиас И. Теология Нового Завета. Ч. 1. Провозвестие Иисуса. М.: «Восточная литература» РАН. 1999. С. 114.

22) См.: Мк. 13, 14сл.

23) Bauernfeind О. Die Worte dcr Damonen im Markusevangelium. Beitrage zur Wissenschaft vom Alten und Neuen Testament. 3. 8. Stuttgart. 1927.

24) Кумраниты (называемые так по месту на берегу Мертвого моря), или ессеи, религиозная иудейская община, в которой во II-I вв. до Р.Х. разрабатывались мессианские темы. В частности, известен свиток, в котором составлен план битвы сынов света (самоназвание членов кумранской общины) с сынами тьмы - язычниками и еретиками.

25) Обратим внимание, что в образе этого чудовища присутствуют все персонажи, олицетворявшие зло: тут и дракон (левиафан - морское чудовище, постоянно появляющееся на страницах Ветхого Завета), и наш знакомый - змей, искушавший Еву, и диавол... А чуть ниже (10 ст.) он же называется клеветником, клеветавшим на людей перед Богом «день и ночь». И сразу вспоминается Иов, веру которого «заботливо» проверял сатана. Все эти существа, то тут, то там появлявшиеся на страницах Библии, лишь ипостаси одного единственного злобного чудища - сатаны, противника Божьего.

26) Напомним, что эта женщина облечена в солнце, под ногами ее луна, на голове венец из двенадцати звезд. (Откр. 12, 1). Израиль в библейской символике представлялся невестой, женой Божией. .Двенадцать звезд - двенадцать колен Израилевых, солнце и луна подчеркивают отличия царственного и священнического колен (то есть Иуды и Левия). Здесь же они подчеркивают царственное и священническое достоинство народа Божьего как такового. (См.: Ч. Гиблин. Открытая книга пророчества. //Символ. Париж. 1993-№30. С. 105сл, 202.)

27) Св. Феофан Затворник. Толкование на послание к Ефесянам. М. 1882. С. 412.

 

 

 

ИСКУШЕНИЕ САТАНОЙ ИИСУСА ХРИСТА

 

По достижении возраста, когда Иудей мог учить, проповедовать, Христос выходит на служение. Прежде всего, он принимает Крещение от Иоанна на реке Иордан. Надо пояснить, что ритуальное омовение (Крещение) было способом вступления, в общину народа Божьего, в Израиль. Иоанн крестит приходящих к нему, возвещая этим создание нового народа Божьего, вступающего в новую, мессианскую эру. Христос крестится от Иоанна, как Он Сам говорит, чтобы исполнить этим «всякую правду" (Мф. 3, 15). «Правда Божия" - это богословский термин, которым иудеи обозначали замысел Божий, план Божий. Соответственно, когда Спаситель крестится, Он подчеркивает этим, что принимает учение о наступлении мессианских времен. Христос отождествляет Себя со Своим народом, народом, истосковавшимся по спасению, по Правде Божией. Если Крещение для простых израильтян было свидетельством их готовности к принятию Мессии, для Самого Господа Иисуса Крещение явилось вступлением на поприще возвещения мессианского царства. Христос крестится и этим объявляет битву богопротивным бесовским силам.

И сатанинские силы прекрасно это поняли. Они сознают, что пощады теперь ждать не приходится. Но, может быть, есть возможность переориентировать Иисуса в Его служении, заставить жить иначе, чем Он намеревался? Мы знаем, что сразу после Крещения Христос уединился «в пустыне», где Он, в бдении и посте, размышлял о предстоящем служении. В это время сатана и идет на контакт со Спасителем.

В Новом Завете мы находим два варианта рассказа об искушении Христа от диавола: первый в Евангелии от Марка, второй у Матфея и Луки. Прежде всего, следует пояснить, что греческое слово «искушение», не несет на себе негативного смысла. Это слово можно перевести как «испытание». Для Марка (см. Мк. 1, 12-15) важнее всего подчеркнуть, что Христос является вторым Адамом. Как первый Адам в Раю был со зверями, и его искушал диавол; так и второй Адам в пустыне "со зверями», Его искушает диавол, и Ему служат ангелы после победы над искушениями. Совершенно иное богословское направление имеет этот эпизод в Евангелиях от Матфея и Луки. Здесь искушения принимают вид «испытания чудесами». Диавол предлагает Иисусу доказать, что Он тот Мессия, которого ожидают евреи, и для этого следует совершить рад демонстративных чудес и действий, именно таких поступков, которых ждали от Мессии современники. Это и превращение камней в хлеб, то есть чудо «экономическое», и прыжок с верхнего портика (крыла) Иерусалимского Храма - чудо сверхъестественное. Наконец искуситель приступает ко Христу "и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: все это дам Тебе, если падши поклонишься мне» (Мф. 4, 8-9). Господь отгоняет диавола и отметает искушение словами: «Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи» (Мф. 4, 10).

Все эти чудеса, вне зависимости от того, как понимать искушение: действительное физическое явление диавола, или внутреннее искушение, боровшее Спасителя, показывают нам, как диавол распространяет свою власть над миром, как сатана управляет человечеством.

Прежде всего, сатана предлагает превратить камни в хлеб. По сути своей, это предложение сытостью, экономическим изобилием покорить толпу. Второе искушение имеет в виду демонстрацию могущества. Запугать людей, поразить силой, властью своей и, таким образом, стать господином над людьми.

Наконец, третье искушение, самое тонкое и опасное. Это искушение имеет непосредственное отношение к судьбе еврейского народа, а в более широком смысле, и вообще ко всем народам и культурам земли. Еврейский народ на протяжении всей своей истории постоянно подпадает под искушение абсолютизировать и обожествить преходящий «век сей» с его богатствами, амбициями и проч. Искомое же и чаемое Царство грядущее. Царство Божие как бы отодвигается на второй план или забывается вовсе.

Поклониться сатане, значит признать власть князя мира сего, власть бога века сего (см. 2 Кор. 4, 4), признать этот падший греховный мир за единственно возможный и желаемый. Христос, не колеблясь, мгновенно отвергает это искушение, отвечая сатане: прочь с моих глаз!28

Итак, самая главная уловка сатаны - представить, что этот мир и без Бога остается счастливым и благополучным. Хорошо бы, конечно, жить побогаче, посытнее... а, в общем, все в порядке. Был бы могущественный царь, доказывающий свою абсолютную власть над народом, и за ним можно чувствовать себя как за каменной стеной.

Сатана предлагает Спасителю антихристовый вариант мира и, согласимся, он очень похож на знакомый нам большевистский режим.

Сатана испытывает, искушает Христа. Так же он искушает и нас. И искушение сатаны - это не проверка «на прочность» любимого чада, сына или дочери, которую иногда устраивает людям Бог. Задача диавола подлая и злобная - погубить человека, а значит, дьявольское испытание - всегда подножка, ловушка, труднопреодолимое препятствие. Искушение от диавола - помощь человеку упасть, если он споткнулся, видение слабости человека и виртуозное умение сыграть на этих слабостях, довести человека до греха, чтобы погубить его бессмертную душу. Как когда-то сатана лицемерно просил разрешения искусить Иова, так же он мечтает всерьез, по-настоящему, искусить каждого из нас. Вспомним слова Спасителя: «Се, сатана просил, чтобы сеять вас как пшеницу» (Лк. 22, 51). Более точным переводом было бы не сеять, а просеять. Здесь Спаситель хотел сообщить ученикам, что сатана вознамерился подвергнуть их серьезным испытаниям, просеять их, как просеивают пшеницу, отделяя годные зерна от шелухи и сжигая последнюю. Нам важно, что Спаситель такого права сатане не дал, то есть Он избавил своих последователей от тяжелого и для многих непереносимого испытания/искушения. Христос предрекает наступление новых, эсхатологических, времен, когда сатана приложит все усилия, чтобы соблазнить верующих и отторгнуть их от спасения. Это время нашего приближения к Концу, к победе над силами зла и ада. Искушение, или испытание, - время перед концом этого века. И Господь не оставит нас, не введет в такое испытание, которого мы не выдержим: «Я сохраню тебя от годины искушения, которая придет на всю вселенную, чтоб испытать живущих на земле» (Откр. 5, 10),- уверяет Господь верующих, а нам завещает об этом же молиться Отцу Небесному: "Не введи нас во искушение, но избавь нас от лукавого» (Мф. 6, 15).

Сатана искушает Христа. Как же может искушаться безгрешный?.. Дело в том, что всякий грех до того, как он совершается, имеет некоторый процесс развития в душе человека. И самый первый этап - прилог, как называли его святые отцы. Прилог - это посещение нашей души каким-то помыслом, зрительным впечатлением. Если прилог нами отвергнут, если мы не сочетались мыслью с грехом, значит диавол посрамлен, он не смог искусить нас. Прилог - это еще не грех. Но если мы остановимся и начнем размышлять о злом, диавол постарается пролезть в душу. Каждая секунда внутреннего рассматривания греха, диалога с грехом приближает нас к падению, нам все труднее становится отказаться от греха...

Совершенно избежать искушений невозможно. И Христос «должен был во всем уподобиться братиям... как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь» (Евр. 2, 17-18). Отвергнув искушение. Спаситель показал и нам пример бескомпромиссного противостояния даже не греху, а уже греховному помыслу. Пока мы живем в этом мире, мы будем искушаемы диаволом, но в наших силах воспротивиться искушению, не дать ему победить нас и просить об этом помощи у Господа. Об этом пишут все святые отцы. У святителя Кирилла Иерусалимского читаем: «И не введи нас во искушение, Господи. Ужели Господь научает нас молиться о том, чтобы вовсе не быть искушаемыми? Как же сказано в другом месте: «Иже неискусися, мало весть» (Сир. 54, 10), и еще: «Всяку радость имейте, братия моя, егда во искушения впадаете различна» (Иак. 1, 2)? Но, может быть, войти в искушение значит погрязнуть в искушении? Ибо искушение как бы подобно некоему потоку, чрез который трудно перейти. Посему одни, не погрязая в искушениях, минуют их, как бы сделавшись искусными пловцами, и нимало не увлекаясь ими. А другие не таковы, - входят и погрязают...»29. И далее святитель Кирилл приводит замечательный примеры того, как можно выстоять в искушении и как можно с шумом пасть: «Иуда, вошедши в искушение сребролюбия, не переплыл пучины, но погряз и погиб телесно и духовно. Петр же вошел в искушение отречения, но вошедши не погряз, а мужественно переплыв пучину, избавился от искушения»30. О том же читаем у блаж. Августина: «Без искушения никто не может сделаться испытанным»31. Как деревья, осаждаемые непрестанными ветрами, уходят корнями глубже в землю, чтобы удержаться на месте, и оттого бывают самые крепкие, так и подвижники, подвергаемые искушениями, достигают особой духовной высоты, вследствие постоянного противостояния искушениям32.

Противостоя искушениям от диавола, мы и сами должны себя... искушать. «Испытывайте (можно перевести: искушайте - К.П.) самих себя, в вере ли вы? самих себя исследывайте. Или вы не знаете самих себя, что Иисус Христос в вас? Разве только вы не то, чем должны быть» (2 Кор. 15, 5). «Без искушений нашей веры, надежды и любви жить нельзя; испытания сокровенностей сердечных необходимы для самого человека, чтобы он сам мог видеть, каков он, и исправиться. Да, искушения нужны, "да откроются помышления многих сердец" (Лк. 2, 35), да откроется твердость или слабость наша в вере, знание или невежество, порочность или чистота нашего сердца, надеяние его на Бога или на земное, любовь к себе и тленному или паче всего к Богу»33, - пишет отец Иоанн Кронштадский. Поэтому и утешает нас ап. Петр: «Радуйтесь, поскорбевши теперь немного, если нужно, от различных искушений, дабы испытанная вера ваша оказалась драгоценнее гибнущего, хотя и огнем испытываемого золота» (1 Петр. 1, 6-7).

 

28) В нашем переводе: «отойди от Меня, сатана».

29) Св. Кирилл Иерусалимский. Цит по: Ел. Феофан. Истолкование Молитвы Господней словами святых отцев. /Путь ко спасению. Истолкование Молитвы Господней... М., 1908. (фотдгипи-ческое издание: Брюссель. Изд. «Жизнь с Богом». 1962.) С. 470.

30) Там же.

31) Св. блаж. Августин. Цит. по: Ел. Феофан. Истолкование Молитвы Господней словами святых отцев... С. 473.06 этом пишет и святитель Тихон Задонский: «Сим словом: не введи нас во искушение, молим Бога, что бы Он нас от искушения мира, плоти и диавола Своею благодатию сохранил. А хотя и впадем во искушения, о том просим, чтобы не попустил оными быть нам побежденными, но помог бы нам их одолеть и победить». (Цит. по: Ел. Феофан. Истолкование молитвы... С. 483-484.)

32) Преп. Аммон. Послание 4. 3. Творения. //Богословские труды. Сб. 33. М„ 1997. С. 267. В этом послании, а также в иных, св. Аммон подробно разбирает положительные стороны обуревающих нас искушений.

33) Святой прав. Иоанн Кронштадский. Отец Иоанн Кронштадский о молитве. 7. /В мире молитвы. М., 1994. С. 95.

 

ОТРЕЧЕНИЕ ВХОДЯЩЕГО В ЦЕРКОВЬ ОТ САТАНЫ

 

Каждый человек задумывается о своей жизни, перед ним встает внутренний вопрос: с кем он хочет жить, с Богом или с диаволом; чью волю творить. Бога или диавола. И когда человек приходит в Церковь, чтобы принять Крещение, он выбирает сторону Бога.

Жизнь в Церкви - это жизнь в единстве со Христом, Который отныне станет спутником человека, его помощником, вдохновителем, и поведет новокрещенного к спасению. Жизнь в Церкви - это отвержение всего злого и греховного, отвержение самого сатаны. Как Христос, начиная с момента Крещения Своего, объявляет сатане бескомпромиссную войну, так и все крещаемые, уподобляясь Христу, бросают диаволу вызов. Поэтому понятно, что перед тем, как человек входит в Церковь и соединяется (сочетается - слав.) со Христом в Таинстве Крещения, он должен отречься от диавола. Действительно, над готовящимся к Крещению совершается особый чин отречения от сатаны. Сначала следует ряд заклинательных молитв - «запрещений» сатане, далее диалог священника с крещаемым: отрекается ли он от сатаны, и, наконец крещаемый произносит исповедание веры.

Как это отречение совершалось в древности, как оно совершается сейчас?

В древности оглашаемый, над которым читались экзорцистские молитвы, то есть молитвы на изгнание нечистой силы, обнажался. С одной стороны, эта нагота символизировала, что оглашаемый - это раб диавола а рабы на невольничьих рынках продавались обнаженными с другой стороны, что оглашаемый подобен атлету на арене стадиона, и сейчас он ступит в схватку с самим диаволом.

Священник или епископ возлагал На пришедшего руку и властно молился, чтобы этого человека покинула всякая бесовская сила, чтобы сатана убрался вон. В полумраке храма, среди мерцания лампад и свечей, в пряном фимиаме кадильного дыма разворачивалась невидимая драма: человек бросал вызов диаволу, дул и плевал на сатану.

Священник молился34: «О, диавол! Тебя изгоняет пришедший в мир и поселившийся среди людей Господь. Господь сокрушит твое мучительное иго и освободит род человеческий! Он, вознесенный на крестном древе над войском вражеских полчищ, низверг их: померкло солнце, земля задрожала, распахивались могилы, из гробов святые восставали.

Смертью Он сгубил смерть. Он разрушил власть владыки смерти, твою, о, диавол, и лишил тебя работы.

Заклинаю тебя, диавол. Богом, Который, явив древо жизни в Раю, поставил одаль на страже - херувима с огненным сверкающим мечом.

Заклинаю тебя, диавол. Тем, Кто ходил по морю, словно по суше. Кто повелевает бурям, взор Которого проницает бездны, и от слов Которого тают горы; Он заклинает тебя, диавол, моими устами.

Устрашись, выйди, удались от сего создания безвозвратно и никогда не возвращайся. Выйди и не таись, не встречайся, не искушай ни ночью, ни днем, ни в полночь, ни в полдень сего человека. Убирайся в преисподнюю, до самого Судного Дня, великого и уже предопределенного.

Устрашись, Диавол, Бога, Который, восседая на Херувимах, взглядом Своим проницает беспредельное; Того Бога, перед Кем трепещут все ангельские чины: Ангелы, Архангелы, Престолы, Господства, Начала, Власти, Силы, многоочитые Херувимы и шестикрылые Серафимы; Бога, перед Которым в трепете небо, земля и море с их обитателями.

Выйди, сатана, и удались от этого запечатленного благодатью новоизбранного воина Христа, Бога нашего;

Богом, ходящим на крыльях ветра, делающим Ангелов своих пламенеющим огнем, заклинаю тебя, сатана: выйди и удались от сего создания со всем своим войском и всеми своими ангелами. Да прославится имя Отца и Сына и Святого Духа, ныне, всегда и во веки веков. Аминь».

 

Всего читалось четыре заклинания, в которых формулировалась очень важная мысль: человек с сатаной не хочет и никогда не будет иметь ничего общего. Крещаемый ни во что не ставит все демонические ухищрения, он смеется над лукавством и враждой князя бесовского.

«...Заклинаю тебя, духа хитрого, скверного, нечистого, мерзкого и чуждого Духа Божия, силою Иисуса Христа, полновластного Владыки земли и небес, который повелел глухонемому бесу: "Выйди из человека и более не входи", - отступи, пойми свое бессилие, не властное даже над свиньями. Вспомни Того, Кто Сам послал тебя в свиное стадо...».

Церковь словно смеется над сатаной, напоминая ему унизительный для демонов эпизод: изгнанные из бесноватого демоны умоляли Иисуса Христа, чтобы Он послал их в стадо свиней. Спаситель исполнил просьбу, и бесы, вселившись в свиней, низвергли тех с горной кручины в море.

И далее священник опять обращается к врагу рода человеческого:

«...Устрашись Бога, чьим веленьем земля утвердилась, небо возникло. Того, Который воздвиг горы, словно отвес; проложил долины, как мерную трость. Который устлал песками пределы морей, смирив дерзкие воды.

От касания Божьего дымятся горы, дневной свет - для Него, словно риза; купол небес Он простирает, как шатер, вся земля непоколебимо утверждена Им на твердых основаниях. Он берет морские воды в небеса и проливает их дождем на лицо земли.

Выйди сатана, удались от готовящегося (готовящейся) ко Святому Просвещению. Заклинаю тебя спасительным страданием нашего Господа Иисуса Христа, истинным Его Телом и Кровью, дивным Его Вторым пришествием, ибо не замедлит Он прийти и судить всю вселенную, и ввергнет тебя, с войском лукавым твоим, в геенну огненную, где огонь не гаснет и червь мучения не дремлет... Ибо держава Христа Бога нашего, с Отцом и Святым Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь».

И далее священник трижды дул на лицо, лоб и грудь крещаемого, как бы сообщая ему силу новой жизни, чистой, божественной, сверхъестественной. При каждом дуновении священник произносил: «Изгони из раба сего всех лукавых и нечистых духов, скрывающихся и гнездящихся в сердце его». И добавлял: «...Духа заблуждения, духа злобы, духа измены Истинному Богу, духа всякой алчности, духа лжи и всякой нечистоты; всех духов, действующих по побуждению диавола. Соделай раба сего (рабу сию) овцой духовного и святого стада Христа Твоего, драгоценным членом Твоей Церкви, сыном и наследником (дочерью и наследницей) Царствия Твоего, чтобы он (она), провода жизнь согласно Твоим заповедям, сохранив нерушимой печать Крещения и нескверной ризу христианской чистоты, вошел (вошла) в блаженство святых в Твоем, Господи, Царстве...».

В торжественном чинопоследовании Крещения, совершавшемся тысячу лет назад в Константинополе, после молитв на изгнание из пришедших темной силы, Патриарх, словно прозревая бешенство злых сил, которых отсылают прочь, говорил: «Ныне на западе стоит диавол, скрежещет зубами, рвет на себе волосы, ломает (от злости) руки, неистово кусает губы, рыдает о своем опустении»35.

После положенных молитв крещаемый поворачивался лицом на запад, в сторону, как тогда считалось, сатаны, и произносил отречение от диавола.

Священник спрашивал: «Отрекаешься ли ты от сатаны, от всех дел его, от всех ангелов его, от всякого служения его и от всей гордости его?»

Оглашемый: «Отрекаюсь».

От чего отрекался в Древней Церкви крещаемый и от чего сегодня отрекается приходящий к Крещению?

Отрекаюсь от сатаны!

«Отрекаюсь ... от всех дел (с греч. ergis - дело, работа) его». Мы отрекаемся от всех богомерзких дел сатаны, в которых, по духовной слепоте, принимаем участие. Мы обещаем, что никогда не будем творить дела диавола, но только лишь дела Божии. «Кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил» (1 Ин. 3, 8).

«Отрекаюсь ... от всех аггел» - здесь речь идет об отречении от всех бесовских сил, ангелов, от всех демонов, которых в древности (и, увы, сегодня тоже) люди любили призывать себе на помощь. Нынешние обращения к экстрасенсам, колдунам и знахарям - тот же поиск помощи на стороне, вне Бога, вне Церкви. Но для христианина, плюющего на диавола, обращение к потусторонним силам в обход Бога представляется немыслимым. Мы отрекаемся от всех ангелов сатаны, темных духов, бесов, нас теперь поведет по жизни Христос.

«Отрекаюсь ... от служения». И в этом отречении продолжается тема разрыва с сатаной и всеми его духами. Слово «служение» (с греч. latria) означает почитание иных богов, принесение жертв идолам.

«Отрекаюсь ... от всея гордыни (греч. - pompi) его». Первоначально слово pompi означало триумфальное, торжественное шествие в честь языческих праздников или богов. Эти процессии нередко совершались язычниками либо в честь своих богов, либо для того, чтобы обрести покровительство богов. В более позднее время слово pompi стало означать роскошь, языческое празднование.

Христиане отрекались именно от этого языческого торжества, вакханалии бесовских ритуалов и мистерий, чествований бесов, надмений горделивого человеческого ума36.

Древний мир кичился богатыми и роскошными зрелищами, индустрией утонченных развлечений и увеселительного времяпрепровождения. Для древних христиан все это было не более, чем тщетной земной суетой, ведущей к погибели. Весь блеск мира, не знающего и знать не хотящего Бога, - гордость сатанинская...

После отречения священник требовал: «Дунь на сатану». И оглашаемый, как бы извергая все дурное из себя, дул в сторону запада.

 

Обычай заклинать всех приходящих ко Крещению появился уже во втором веке, и около четвертого века принял вид, близкий к сегодняшнему. Около 580 года, в Иерусалиме, готовящихся ко Крещению заклинали все сорок дней Великого поста. Происходил этот чин рано утром, сразу после окончания утренней службы, в храме Воскресения. «Не презирай врачевства заклинания; не ропщи на его продолжительность, - увещевает оглашаемых св. Григорий Богослов, - это есть испытание искренности, с какой приступаешь ко Крещению»37. После заклинания оглашенные приступали к изучению основ православной веры. Такой интеллектуально и психологически подготовленный христианин, человек, который участвовал в драматическом и торжественном действии отречения от сатаны, был способен жить в мире, но не подчиниться плохому, бесовскому, что есть в мире.

Сегодняшний чин оглашения и отречения от сатаны практически идентичен древнему чину. Некоторые элементы на практике не соблюдаются, например, обнажение оглашаемых, ввиду изменившихся культурных и практических условий.

Если в древности оглашение предшествовало Таинству Святого Крещения, то сегодня и отречение от сатаны, и Крещение происходят в один день.

Кроме того, сегодня отрекающиеся от сатаны, и дуют, и плюют38 на него.

Следует помнить, что внешне простое и незатейливое действие, которое иногда вызывает у пришедших улыбку39, на самом деле является событием, совершающимся лишь раз в жизни, событием, которое имеет отношение ко всей жизни (и земной, и вечной) человека.

Вдумайтесь: отречение от сатаны означает ссору с сатаной, вызов сатане. «И можно не сомневаться, что сатана не забудет этого отречения, этого вызова. «Дунь и плюнь на него!» Война объявлена! Начинается битва, исход которой - либо вечная жизнь, либо вечная гибель», - пишет известный православный богослов отец Александр Шмеман40.

Автору достоверно известен случай, произошедший в середине 90-х гг. в Казанском соборе г. Санкт Петербурга. В то время в соборе, бывшем в советские годы музеем религии и атеизма, уже совершались богослужения. Экспонаты музея частью были спрятаны в запасниках, самые громоздкие составили в одном из приделов собора. В этом приделе как раз и совершалось Таинство Крещения. Во время отречения от сатаны, священник попросил всех повернуться на запад. Так получилось, что перед лицами повернувшихся на запад людей оказались составленные в угол и накрытые материей статуи каких-то античных богов.

«...И дунь и плюнь на него...», - продолжал таинственное действие священник. Оглашаемые дунули, плюнули и повернулись обратно, лицом к священнику. В тишине храма послышался тихий треск, как будто что-то лопнуло, и через мгновенье из-под материи, накрывавшей языческие статуи, вывалился и с грохотом упал на пол кусок головы одной из статуй... Впоследствии музейные работники обвиняли священнослужителей в порче музейного имущества.

Закончим мы введение в тему словами преп. Симеона Нового Богослова, мистика, жившего немногим более тысячи лет тому назад. В этой цитате, как в зерне, заключено все, что имеет сказать Церковь против сатаны и всех его действий на человека. «Диавол с демонами, после того, как через преслушание сделал человека изгнанником из рая, отлученным от Бога, получил доступ мысленно колебать разумную силу всякого человека и днем, и ночью, иного сильно, иного не очень, а иного слишком сильно. И не иначе можно оградиться от этого, как непрестанной памятью о Боге, которая, запечатлевшись в сердце силою Креста, утвердит ум в непоколебимости. К этому ведут все труды мысленного подвига, которым должен подвизаться на поприще веры каждый христианин, и если не так у него идет дело, то напрасно проподвизается. Ради этого подвига предпринимаются и все разнообразные духовные упражнения каждым христианином, ищущим Бога путем произвольных лишений, чтобы преклонить благоутробие Всеблагого Бога, и Он снова даровал подвижнику прежнее достоинство, и чтобы Христос запечатлелся в уме его, как говорит апостол: «Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос!» (Гал. 4, 19)»41.

 

 

34) Я предлагаю свой русский перевод молитв на изгнание сатаны из крещаемого. Сегодня Крещение в православной Церкви совершается на церковнославянском языке, и чин этот помещается в Требнике. Параллельные русский и славянский текст чинопоследования Крещения, а также статью об изгнании демонических сил из крещаемых см. в моей книге: Таинство вхождения в Церковь (Крещение и Миропомазание). СПб. Изд. «Нева». 2002.

35) Греческий текст и церковнославянский перевод см.: Арранц М. Крещение и Миропомазание. Таинства Византийского Евхология. Ч. 1. Рим. Руссикум. 1998. Далее я также буду давать текст в русском переводе.

36) Сm.: Kelly Н. A. The Devil at Baptism. Ritual, Theology and Drama. Comell University Press: Ithaca and London. 1985. Pp. 97-98.

37) Св. Григорий Богослов. Творения. Ч. 3. М. 1844. С. 300.

38) Примерно с XV века.

39) В тот момент, когда священник просит дунуть и плюнуть на диавола.

40) Шмеман А. протопресв. Водою и Духом... С. 34.

41) Преп. Симеон Новый Богослов. Цит. по: Умное делание. О молитве Иисусовой. Сборник поучений святых отцов и опытных ее делателей, Изд. Валаамского монастыря. 1936. С. 136-137.

 

 

 

 

Елизавета Пархоменко

 

ВСЕЛЕНИЕ И ИЗГНАНИЕ ДИАВОЛА

 

«Лучше иметь в диаволе врага, чем господина»

Св. Проспер Аквитанский (V век).

 

1. Противостояние бесовским силам - одна из центральных тем в творениях святых отцов

 

В повседневной жизни, пока все у нас благополучно, мы не так часто задумываемся о бытии и действии духовных сущностей, которых Церковное Предание называет ангелами и бесами. Тем более контрастно предстают перед нами творения святых, просто изобилующие описаниями действия дьявола в нашем мире, его постоянных нападок на человека. Можно, конечно, этот аспект творчества древних отцов списать на присущее древhocth специфическое восприятие мира как населенного злыми и добрыми духовными существами, которых так любили описывать и классифицировать в средневековье. А ту же тенденцию у святых современных и близких к нам по времени считать данью традиции и консерватизма Церкви.

Однако святоотеческие поучения, нередко облеченные в образы своего времени, несущие отпечаток представлений того времени, отличаются лаконизмом, единообразием, и, если можно так сказать, строгой функциональностью, то есть сосредоточены они на конкретных методах борь6ы с демоническими силами. Именно поэтому, наряду с обилием описаний действий бесовских сущностей, мы почти ничего у святых отцов не находим об ангелах. Ангелы помогают нам, и совершенно не нужно знать, каким образом. Бесы же - наши враги, и знать их методы борьбы необходимо, чтобы противостоять искушениям.

Священное Предание Церкви хранит рассказ о событиях, произошедших в ангельском мире еще до сотворения Вселенной. Тогда самый одаренный и могущественный из ангелов - Денница, в порыве гордости и зависти к Творцу, восстаю против Бога и отпал от светлого ангельского мира. В Писании тоже встречаются намеки на то, что уже с самого начала творения физического мира существует некая таинственная сила, противящаяся Богу.

Вместе с последовавшими за ним ангелами, Денница образует как бы царство, противоположное Царству Бога. Но что же получается? Денница хотел автономного от Бога существования, но Бог - это основа всего. Бог - это и есть само бытие, и даже зло, грех не может существовать отдельно от Него. Поскольку Бог - это и есть сама жизнь, то все, что теряет с ним связь, прекращает существовать, поэтому и дьявол может существовать только за счет Божественной жизни. У самого дьявола нет бытия, недаром он не может творить, но только разрушает: зло может существовать, лишь паразитируя на добре, смерть - только уничтожая жизнь.

Поэтому со дня создания людей, дьявол пытается проникнуть в душу каждого человека, а через него во все творение, и таким образом обрести способ бытия. Об этом учили святые отцы, утверждая, что именно мы, склоняясь ко греху, даем бесам возможность существовать и проявляться в мире. Св. Макарий Египетский писал: «Те, которые говорят, что зло является чем-то существующим в себе, ничего не знают. Для Бога нет никакого существующего в себе зла, но в нас оно действует со всею силой и ощутительно, подсказывая нам все грязные желания»42. Мы сами виноваты, что дьявол правит этим миром, что в нашей жизни так много демонизма и страдания, ведь, по словам Антония Великого, демоны сами не имеют тела, но мы становимся для них телами, принимая от них помышления43.

Библейский рассказ о грехопадении раскрывает перед нами этот вечный механизм проникновения дьявола в мир. Человек отворачивается от Творца, разрывает связь с Ним и оборачивается к дьяволу. А следом за человеком и всякая тварь оказывается в распоряжении злых сил, так как, будучи несознательной, не способна сама, без помощи человека, восходить к Творцу. Ап. Павел писал: «Тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее» (Рим. 8, 20).

Человек, призванный возводить весь мир за собой к Богу, снова и снова становится вратами в мир для дьявола. Дьявол искушает каждого человека, но большинство людей выбирает, в той или иной степени, легкий путь потакания, соглашательства со злом, а потому и не чувствуют реальности личностной злой воли, противящейся всякому доброму делу. Святые же, вступив в борьбу с дьяволом, знают на личном опыте о реальности темных сил, о их действии и опасности, поэтому и уделяют этому вопросу так много внимания.

Каждый человек находиться перед выбором: он может быть как бы руками дьявола, действующего через него в мире, или соработником Божиим. Бог, как и дьявол, не может без нашего участия вторгнуться в мир (в этом глубокая тайна свободы воли), а потому только от нас зависит, зло или добро будут господствовать в мире. В большинстве своем мы, конечно, являем собой некий средний вариант: в чем-то бываем с Богом, а в чем-то служим злым силам. Но равновесие в нашем случае долго длиться не может, и человек либо становится в большей степени проводником демонических сил, вплоть до одержимости, либо вступает на путь более или менее активного противостояния злу. Святые отцы подробно рассматривают процесс нашего заражения грехом, порабощения дьяволу и предлагают средства для излечения.

42) Св. Макарий Египетский. Духовные беседы. Троице-Сергиева Лавра. 1994. Беседа 16. 1.

43) См. Добротолюбие. М., 1992, Т. 1, С. 32.

 

2. Вселение дьявола

Одержимость, считали святые отцы, может быть двух видов. Во-первых, это одержимость в своих крайних проявлениях, когда в человеке обитает демон как вторая личность, а личность самого бесноватого находится в подавленном состоянии. Но и состояние человека, воля которого порабощена страстями, святые тоже называли одержимостью. Более того, эти два вида не обязательно являются большей или меньшей степенью вселения бесовских сил, но могут быть просто разными формами одержимости. Святой праведный Иоанн Кронштадский говорил: «Бесы в простых людей входят по их простоте... В образованных и интеллигентных людей злой дух вселяется в иной форме, и бороться с ним гораздо труднее44».

Кроме того, в нашей повседневной жизни мы нередко сталкиваемся с ситуацией, когда, в той или иной степени, страсти захватывают нас, а иногда делают неконтролируемыми. Яркий и очень распространенный пример тому - раздражение. Поэтому пока дьявол имеет что-либо свое в нашем существе, мы в большой или меньшей степени подвластны ему, а значит, тоже в каком-то смысле одержимы.

44) Озеров Д. Отец Иоанн Кронштадтский (Личные воспоминания). Сб.: Святой праведный Иоанн Кронштадтский в воспоминаниях самовидцев. М., 1998. С. 234.

 

3. Механизм вселения диавола

Через грех наша душа открывается для бесовского воздействия. Вхождение дьявола в душу человека можно сравнить с попаданием в организм человека болезнетворных бактерий. Если физически человек недостаточно защищен, имеет слабый иммунитет, то он открыт проникновению в него различных микробов и вирусов, и следствием такого попадания является болезнь. Так и дьявол, когда душа человека не имеет защиты, получает доступ к ней. Но что является защитой человеческой души, ее иммунитетом, преградой для бесов, и в силу чего она может лишиться этой защиты?

Пока человек, пусть медленно, но упорно совершенствуется, пока дух его устремлен к Богу, пока за падениями следует искреннее покаяние, человек находится в сфере действия Бога и в безопасности, но когда грех становится привычкой, когда все существо человека оказывается подвластным какой-либо страсти, человек лишается охраняющего покрова Божественной благодати. Лишается не потому, что Господь убирает Свои руки, наказывает провинившегося. Господь всегда любит человека, всегда готов ему помочь. Но в том-то и заключается высота и исключительность любви Бога к человеку, что Творец уважает свободу своего творения. Человек сам должен выбрать, с кем он хочет быть: с Богом или с дьяволом. От человека требуется лишь повернуться к Богу сердцем и принять все, что предлагает ему Господь. Однако если человек отворачивается от Бога, он неизбежно вступает в контакт с сатаной, и третьего не дано: во всем добром и прекрасном - Бог, в противоположном (даже если, на первый взгляд, оно привлекательно) - дьявол.

Грех - это наш выбор в пользу дьявола, согрешая, мы как бы обращаемся сердцем к сатане. И это результат нашего свободного выбора. В грехе человек, как когда-то Адам с Евой, отказывается от даров Бога, уходит, прячется от Него и открывается воздействию бесов. Теперь не Бог, но дьявол имеет влияние на человека, может проникать в его душу.

 

В Евангелиях мы находим яркие характеристики отношений грешника с дьяволом. Спаситель, обращаясь к иудеям, вопрошавшим Его, сказал однажды: "Ваш отец дьявол" (Ин. 8, 44). Что имел в виду Спаситель? Как быть «сынами Божьими», значит принадлежать горнему миру, быть в близости Бога, так быть детьми дьявола, значит иметь, наоборот, близкое непосредственное общение с дьяволом. От отца земного дети получают воспитание, черты характера отношение к жизни, но, прежде всего, они получают от отца само бытие. Так и дети Божьи похожи на своего Небесного Отца, поскольку они живут Его жизнью. Люди же, обратившиеся ко злу, в своих грехах тоже похожи на дьявола как на своего отца, ведь от него они получают свое грешное бытие и тоже живут его жизнью.

В другом месте Спаситель сравнивает пребывание дьявола в душе грешника с жизнью хозяина в своем доме. Человек перестает быть господином себе, некто другой распоряжается его душой и телом. Хозяин волен делать со своим домом все, что захочет: он может прибрать и починить его, а может разрушить. Исходя из того, что сущность дьявола - зло, и он не способен к созиданию, но только к разрушению - не приходиться сомневаться в поступках дьявола, ставшего хозяином души. Вот что говорит св. Иоанн Златоуст: «Демоны, раз овладев душой, обращаются с ней так гнусно и оскорбительно, как свойственно лукавым, страстно желающим нашего позора и гибели»45. А св. Василий Великий интересно объясняет это страстное желание: понимая свое бессилие в борьбе против Бога, дьявол стремиться отомстить Богу хотя бы тем, что склоняет ко греху образ Божий - человека46.

Апостол Павел говорит про грешников, что дьявол «уловил их в свою волю» (2 Тим 2, 26). Они как птицы, попавшие в силки, охотник, поймавший их, теперь может делать с ними все, что захочет - они в его власти. Так и человек, прельстившийся приманкой дьявола (эта приманка - обманчивая сладость греха), оказывается в зависимости от дьявола, как в сетях. Только птицы, - с печалью замечает святитель Иннокентий Херсонский, - мечутся, стараются вырваться из плена, мы же редко47.

Царство Божие внутри вас (см. Лк. 17, 21), говорит Евангелие. Это значит, что не только после смерти, но уже сейчас мы можем приобщиться Небесному Царству, создать его в своем сердце. По мысли св. Симеона Нового Богослова, царство Божие внутри нас, «когда Бог бывает с нами в единении»48. Но в нашей власти создать в себе как Царство Божие, так и царство дьявола. В Царство Божие входят через совершенствование в добродетелях и познание Бога, в царство дьявола - через укоренение в пороках49. И в нашей власти отворить свою душу перед Богом и впустить в нее Божественную благодать или же остаться закрытым для него, и, точно так же, в наших силах либо впустить дьявола в сердце, либо воспрепятствовать ему. «Поселяется дьявол в бесноватых людей потому, что эти люди привлекли к себе злых духов: они сами приготовили в себе жилище для дьяволов - выметенное и убранное; нераскаянными грехами своими вместо жилища Божия делаются вместилищем духа нечистого», - говорит, преп. Иоанн Дамаскин50. Это же подтверждает святитель Феофан Затворник: «Внутреннее наше всегда заключено; Сам Господь стоит вне и стучит, чтобы отворили. Чем же оно отворяется? Сочувствием, предрасположением, согласием. У кого все это клонится в сторону сатаны, в того он и входит... Что входит сатана, а не Господь, в этом виноват сам человек»51.

Примеры из жизни вполне подтверждают эту закономерность. Важно отметить, что, наверное, почти все священники относятся к возможности вселения дьявола без скепсиса, так как именно к ним приходят люди, чтобы поведать о таинственных и пугающих явлениях, с которыми им пришлось столкнуться. Отец Григорий Дьяченко - известный священник, живший в XIX веке, собрал ряд характерных примеров беснования в своей книге «Духовный мир». Приведем некоторые из них. Для нас важно, что все эти примеры иллюстрируют тот факт, что одержимость вовсе не обязательно следствие сверхординарных грехов, и грозит людям, оказавшимся в какой-то особенной ситуации. Вовсе нет, чаще всего с вселением дьявола приходиться сталкиваться, когда самый обычный человек закостеневает в самых банальных пороках.

Так, один сельский батюшка рассказывает о случившемся в некой крестьянской семье, принадлежащей к его приходу. Хозяйка дома, славилась угрюмым нравом и сварливостью, ее постоянно видели ругающейся с кем-либо. Неудивительно, что после одной из таких ссор, когда за ничтожную провинность она кричала на соседских детей, с ней стали твориться страшные вещи, о чем ее муж в ужасе сказал: "Жена моя так взбесилась, что страшно к ней и приступиться"52.

В другом случае причиной, открывшей для дьявола доступ в душу, оказывается то, что часто не только не считается грехом, но, наоборот, положительной чертой, а именно поверхностность, несерьезное отношение к жизни. Героини данного случая, две молодые девушки, обнаружили все признаки одержимости после неблагоговейного посещения кладбища: местом для отдыха они избрали могилу одного весьма грешного человека; на ней они, напившись, устроили танцы. Вселение дьявола, так же, как и единение с Господом, не может быть механическим действием, следующим за какими-либо определенными событиями. Будь на их месте дети, им бы не было никакого вреда, но это были взрослые сознательные люди. Из приведенного случая видно, что за поверхностностью и легкомыслием скрывается сердечная черствость и равнодушие. Когда девушки вернулись домой с кладбища, они начали кричать, издавали нечеловеческие звуки. Не зная, что предпринять в такой ситуации, девушек заперли в отдельной комнате53.

Надо сказать, что известны и случаи одержимости детей в том возрасте, когда они еще не несут ответственности за свои поступки, а значит, не могут быть виновны во вселении в них дьявола. Безусловно, остается тайной, почему Господь иногда попускает обитать бесам в невиновном создании, но логика тут все же есть, так как, вероятнее всего, такое происходит с чадами очень грешных родителей. Как вынужден страдать в результате грехов своих родителей ребенок наркоманов, так и душа младенца может оказаться предоставлена дьяволу поведением взрослых. Точно так же, как в случае с родителями-наркоманами, тут нет никакой мистической кары Божией, а действуют законы духовной жизни. Ребенок развивается в той атмосфере, которая его окружает, другой он не знает. Если в семье царит святость, то ребенок с рождения учится видеть Бога. Недаром так часто у святых родителей дети тоже становятся известными святыми. Но если в душах родителей обитает дьявол, то и ребенок навыкает в грехе и открыт бесам. Приведу случай, произошедший с нами прошлым летом, когда мы всей семьей отдыхали на юге. Мы возвращались с пляжа домой на троллейбусе. На очередной остановке в троллейбус вошли достаточно молодые мужчина и женщина с детьми - девочкой лет шести и мальчиком примерно того же возраста. Родители явно были алкоголиками, они грубо разговаривали друг с другом, хохотали над какими-то пошлыми шутками. Девочка, распихав всех, уселась вместе с братом (или приятелем) рядом с нами и стала так хамски и вульгарно себя вести, что отец Константин вынужден был сделать ей замечание, чтобы она вела себя чуть тише. Тут произошло нечто неожиданное. Ребенок повернулся к нам, лицо его исказилось злобой, и девочка стала хриплым визгливым голосом кричать, что видела отца Константина в церкви, стала кривляться и передразнивать действия священников. Мы были одеты совершенно по-пляжному, ничто не выдавало в нас особую причастность к церкви, более того, в этот курортный город мы приехали недавно, и в церкви отец Константин еще не появлялся. Да и из криков девочки явствовало, что она ничего реально не знает. Мать попыталась заставить девочку замолчать, так как весь автобус в удивлении смотрел на в прямом смысле беснующегося ребенка, но не смогла, и семья вышла из троллейбуса.

В особой же опасности находятся дети, чьи родители либо сами занимаются оккультными науками, либо обращаются к занимающимся этим людям (носят, например, больного ребенка к бабкам, чтобы помочь ему магическим способом).

Итак, соизволяя на грех, мы предоставляем себя (а возможно, и своих детей) в распоряжение дьявола, который проникает в душу и закрепляется там по мере нашего укоренения в грехе. А святые отцы отмечали, что грех входит в душу не одномоментно, а поэтапно, проходя стадии развития от постороннего, внешнего побуждения, стучащегося в душу, до хозяйского распоряжения ею.

 

45) Творения иже во святых отца нашего Иоанна Златоуста, Архиепископа Константинопольского. СПб. 1895, 2 изд. Ч. 1, С. 55.

46) См. Творения Василия Великого. Т. 4, М., 1846. С. 83.

47) См. Слова приснопамятного Святителя Иннокентия архиепископа Херсонского и Таврического. О смерти и о грехе. Слово о том, что грех неизменно подвергает человека мучительному владычеству дьявола. Мюнхен. 1957. С. 82.

48) Симеон Новый Богослов. Цит. по: Феодор (Поздеевский) архиеп. Смысл христианского подвига. Свято-Троицкая Сергеева Лавра. 1995. С. 124.

49) См. Преп. Иоанн Кассиан. Цит. по: Феодор (Поздеевский) архиеп. Смысл... С. 124.

50) Преп. Иоанн Дамаскин. Цит. по: Духовная брань. М.: «Паломник». 1993. С. 75.

51) Св. Феофан Затворник. Цит. по: Духовная брань... С. 75.

52) Дьяченко Г. прот. Духовный мир. М., 1900. С. 262.

53) Дьяченко Г. прот. Духовный мир... С. 262.

 

4. Этапы проникновения греха

Святые отцы-аскеты выделяли несколько последовательных стадий развития страсти в человеческой душе.

Начальным толчком к проникновению греха в душу является прилог. Этим термином называется первое касание грехом человеческого сознания. Прилог, так же, как и еще четыре последующие стадии развития страсти, совершается на уровне мысли. Это те греховные образы, которые мы воспринимаем из окружающего мира посредством органов чувств или всплывающие в сознании в результате работы памяти или воображения. Если попытаться рассмотреть развитие греха в душе на примере воровства, то толчком к прилогу, то есть к возникновению мысли о возможности украсть, может оказаться прочитанная в газете заметка, шутливое предложение друзей, или такая мысль возникает на фоне размышлений о нехватке чего-либо и т.д. Можно сказать, что прилог - это лишенное конкретности и лживости представление, которое не сопряжено с чувством удовольствия. И хотя идеальным является такое состояние бесстрастия, когда ум подвижника свободен даже от простого представления страстей, прилог ни в коей мере еще не является грехом, поскольку, несмотря на то, что представление уже коснулось человека, это произошло помимо воли самого человека. Отдельные святые отцы, многие годы потратившие на борьбу со страстями, достигали состояния, когда их разум настолько был прикован к божественному, что даже абстрактные мысли о грехе не касались их сознания.

Вот яркий пример того, как греховные и даже просто посторонние мысли не находят почвы для развития в сознании подвижника:

«Некоторые из братьев испытывали однажды авву Иоанна Колова, потому что он не позволял своему помыслу говорить о вещах, принадлежащих этому миру, и сказали они ему: "Мы благодарим Бога: небо даровало свои дожди в этом году многократно, и финиковые пальмы напились и пустят отростки, и братья найдут себе работу". Сказал им авва Иоанн: "Подобным образом и Дух Святой: (сердца) обновляются и пускают отростки в страхе Божьем"»54.

Однако в то же время большинство святых до конца своих дней были искушаемы грехом на уровне прилога:

«Говорили об одном из старцев, что он провел пятьдесят лет и не ел хлеба, не пил воды поспешно. Он говорил, что умертвил в себе блуд, сребролюбие и тщеславие. Пришел к нему авва Авраам и сказал ему: "Ты сказал это слово?" Он сказал: "Да". Сказал авва Авраам ему: "Если ты войдешь в твою келью и найдешь женщину на твоей циновке, сможешь ли ты не считать, что это женщина?". Он сказал: "Нет, но я буду бороться со своим помыслом, чтобы не коснуться ее". Сказал авва Авраам ему: "Итак, ты не умертвил страсть, но она еще жива, (только) обуздана. И еще: если ты идешь по дороге и видишь камни и черепки, среди которых золото, может ли твое сердце почесть его таким же, как они?". Он сказал: "Нет, но я буду бороться со своим помыслом, чтобы не взять его". Сказал старик ему: "Вот опять-таки страсть жива, но обуздана". Сказал еще авва Авраам: "Вот ты услышал о двух братьях, что один любит и славит тебя, другой же ненавидит тебя и злословит. Если они придут к тебе, примешь ли ты их к себе обоих с одним помыслом?" Он сказал: "Нет, но я буду бороться со своим сердцем, чтобы сделать добро ненавидящему меня как (и) любящему меня". Сказал ему авва Авраам: "Так что живы страсти, но они обузданы у святых"55.

Прилог - является пробным камнем для нашего свободного произволения. Быть бдительным и отвергать грех на уровне прилога - то, к чему призывали святые.

Но хотя на уровне прилога грех приходит как нечто внешнее для души, тот факт, что человеческое сердце с легкостью готово откликнуться на искушение, выявляет присутствие зла и в самом человеке. И в зависимости от того, в какой мере душа оказывается чиста, и насколько привычен для нее грех, искушение отвергается человеком с большей или меньшей легкостью.

Если же в человеке не происходит моментальной реакции на появившийся помысел, то грех переходит в свою следующую фазу, называемую сочетанием, то есть соединением воли с греховным помыслом. На этом этапе человек впускает помысел в свое сердце, его ум сосредоточен на нем, и человек получает удовольствие от этих мыслей. Чтобы остановить развитие греха, теперь потребуется уже большое усилие воли: человек должен решительно отказаться от картины греха и более к ней не возвращаться. Если на первом этапе человеку, к примеру, пришла в голову мысль: в моем случае могло бы помочь воровство, то на следующем этапе он размышляет о том, как хорошо было бы и вправду украсть.

Далее следует соизволение: состояние, когда греховный помысел глубоко проник в душу. Из простых мыслей о грехе помысел перерос в реальную цель, которую, при возможности, человек постарается осуществить. На этом этапе можно сказать, что грех уже осуществился, так как если прежде воля еще управляла чувствами, то теперь она порабощена греховным желанием. Человек уже строит планы, обдумывает, как осуществить задуманное.

Если для человека грех не является обычным делом, то он переживает следующий этап - борьбу. Человек борется с собой и еще может остановиться, но воля его уже настолько во власти греха, что почти всегда грех, допущенный до этой стадии, побеждает. Если же грех - постоянное состояние личности, то развитие страсти переходит сразу к следующему этапу - пленению.

Как видно из самого названия, грех на этой стадии полностью господствует в душе, а человек находиться в плену греха и переходит к осуществлению задуманного.

Приведем историю из Патерика - яркую иллюстрацию того, как в душе совершается борьба с помыслом, и как уступивший соблазну человек оказывается плену у дьявола:

«Некоторый брат в келии размочил свои ветви, и когда сел плести, помысел говорит ему: поди, посети такого-то старца; и брат опять размышляет в себе: через несколько дней пойду. Помысел говорит ему: а если умрет брат, что тогда сделаешь? Вместе с тем, ты и поговоришь с ним теперь в знойное время. Опять говорит в себе брат: нет, не время идти. Помысел говорит ему: но когда ты режешь ветви, то время есть. Он же сказал: окончу совсем ветви и тогда пойду. Между тем опять говорит в себе: но хорош воздух теперь; - и встав, оставил размоченные ветви, и, взявши милоть свою, пошел. Был некий в соседстве его прозорливый старец. Когда увидел он спешащего брата, то закричал ему: пленник, пленник, поди сюда! И когда сей пришел, старец говорит ему: возвратись в келию свою. И брат рассказал ему о брани. И когда он, возвратившись в свою келию, принес покаяние, то демоны возопили гласом великим, говоря: о монахи! Вы победили нас. И рогожа под ним была как от огня горящая; и демоны, как дым, сделались невидимыми. Тогда он узнал хитрость их»56.

Ежели человек потакает своим греховным устремлениям, то в нем развивается дурной навык. Душа, имеющая навык ко греху, предается ему стремительно и без борьбы. Так возникает в человеке страсть в более узком значении, как непреодолимая власть какого-либо греха над душой. Так если человек потакает в себе страсти гнева, то вскоре его душа будет впадать в аффективное состояние гнева моментально, и на время страсть будет господствовать в ослепленном ею человеке.

54) Изречения Египетских отцов. Памятники литературы на коптском языке. Ввел., пер. с копского и комм. А. И. Еланской. Изд. 2, испр. и доп. СПб.: «Алетейя». 2001. С. 54.

55) Изречения Египетских отцов... С. 49.

56) Древний патерик. Изд. 3. М. 1899. С. 230.

 

5. Оккультизм - верный путь к вселению Диавола

Итак, люди, вставшие на путь греха, вступают в союз с сатаной. И дьявол, в большей или меньшей степени, обитает в их душах. Ведь совсем не обязательно одержимость обретает крайние формы, когда все существо человека, за исключением самого глубинного - его духа, поражено сатаной. Человек, живущий по законам сатанинского царства, сам до конца этого не понимая, тоже оказывается под властью того, чьи законы воплощает в жизнь; такой человек тоже по-своему одержим.

Однако существует интересная закономерность, на которой стоит остановиться: 90 процентов людей в собственном смысле слова одержимых оказались во власти дьявола в результате занятий магией, спиритизмом, гаданием и т.д.; одним словом, имели какое-либо отношение к оккультизму. Конечно, это не значит, что в каждого, кто хоть раз гадал, участвовал в сеансе спиритизма или занимался подобными вещами, непременно вселяется дьявол, но в этом случае, говорит известный во Франции экзорцист (от греч. «утверждать клятвой», «заклинать») свящ. Жорж Морану, человек встал на скользкий путь и опасность попасть в сети дьявола у него во много раз выше57.

Логически такая закономерность вполне объяснима. Не зря Церковь категорически запрещает своим чадам заниматься оккультизмом.

Понятие оккультизм (от лат. occultus - тайный), учение о тайных, скрытых предметах, включает в себя все то, что подразумевает контакт с невидимым миром: магию, гадание, спиритизм и т.д. Может возникнуть вопрос: почему существует данный запрет, ведь и христиане призваны к общению с невидимым миром в молитвах к Богу, святым, ангелам?

Но это не бессмысленный запрет из боязни дать верующим слишком много свободы и знания. Причина запрета проста - Церковь знает, что скрывается за явлениями оккультного мира, и сознает опасность, которую таит этот мир.

«Наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей (ап. Павел перечисляет иерархию духовных существ - Е. П.), против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных» (Еф. 6, 12). О каких поднебесных духах злобы говорит апостол Павел?

Писание и Предание Церкви говорят нам о существовании Абсолютного Духа - Бога, Который творит материальный мир и человека, соединившего в себе физическое и духовное начала. Но еще прежде творения мира. Бог создал ангелов - духовных существ, которые, с одной стороны, тварны, и, если можно так сказать, относительно Бога материальны, но, с другой стороны, не имеют физических тел.

Если познакомиться с библейской символикой, с ее языком, то станет ясно, что имел в виду ап. Павел, когда говорил о духах поднебесных. «Небо» на библейском языке - символ Бога; когда Библия хочет сказать "Бог", она, чтобы не профанировать священное имя, говорит «небо». Так, выражение «Царство Небесное» означает «Царство Божие». Земля же всегда была символом физического мира.

Итак, небо - область обитания Бога, земля - человека, но существуют еще ангелы, и они находятся как бы между Богом и человеком. Абсолютным Духом и материальным миром, между небом и землей - в поднебесном пространстве. Поскольку у ап. Павла говорится о духах злобы поднебесных, мы понимаем, что речь идет об ангелах, отпавших от Бога, о бесах.

Церковь утверждает, что духовный мир должен стать своим для христианина. Молитвенное общение со всеми членами Церкви (как пребывающими в ее земном проявлении, то есть ныне живущими, так и пребывающими в ее небесном проявлении, то есть уже умершими, а также ангельскими существами) - должно стать естественным состоянием для верующего человека. Но таким же естественным и неизбежным для христианина, на пути его духовного восхождения, будет и столкновение с духовными существами иного порядка - духами злобы поднебесными, бесами.

Обычный же человек отделен от духовного мира как бы некой стеной, завесой. Он не может проникать в невидимый мир, и это мудрое Божественное установление служит безопасности человека.

"И сделал Господь Бог Адаму и жене его одежды кожаные, и одел их" (Быт. 3, 21). По глубокому толкованию святых отцов, кожаные одежды, данные Господом человеку после грехопадения, и есть та завеса, которая отделяет нас от духовного мира. До грехопадения Адам и Ева обладали более духовными телами, они могли непосредственно, без усилий, которые необходимо прилагать нам сейчас, общаться с Богом и ангелами. Духовный мир был реальным и близким первым людям, а человечество, по замыслу Творца, должно было вместе с ангелами составлять гармоничный хор, который бы "созерцал единого Главу хора и пел в гармонии с Главой" (св. Григорий Нисский)58. И "кожаные одежды" были не наказанием за грехопадение, но его следствием. Господь облекает человека в «грубую плоть», закрывает человеку доступ в невидимый мир. И в этом проявляется его попечение о падшем создании, ведь теперь у человеческой воли греховное направление, что приведет к общению с бесами, а вовсе не с ангелами и Богом, как раньше.

Но Христос вернул человеку все то, что было утеряно в грехопадении. Теперь преграда, отделяющая человека от невидимого мира, может преодолеваться святыми.

Люди, идущие путями духовной жизни, святости, развили свой дух настолько, что он вновь, как и у Адама с Евой до грехопадения, стал ведущим началом во всем их существе. Естественно, что человек, у которого тело доминирует над духом, не видит духовных сущностей. Современный человек, погруженный в жизнь мира, сквозь шум цивилизации, суету, временные проблемы, огромный поток информации не Может разглядеть духовный мир, не может с ним общаться. То, что называется сенсорной засоренностью, не дает человеку сосредоточиться, развить, утончить свой дух, обострить духовное зрение. Все эти качества развиты у святых, поэтому для них духовный мир открыт.

Упомянутая преграда может также нарушаться и в некоторых других случаях, например, у сумасшедшего или под действием наркотиков, алкоголя.

К особой восприимчивости духовного мира можно попытаться приблизиться и через специальные упражнения, медитативные практики.

Во всех этих состояниях, только по разным причинам, в человеке обостряется восприятие духовного мира. И все же, хотя проникнуть в тот мир можно разными путями, только человек, укорененный в Боге, может, не боясь, это делать. Лишь Церковь, шаг за шагом, указывает человеку правильный путь, на котором нельзя преткнуться или сбиться с него.

Невидимый мир не сокрыт от нас, но только Церковь указывает нам верный путь, путь общения с Богом, святыми, светлыми ангелами. Оказавшись же без руководства в этом таинственном, незнакомом для нас мире, мы не в силах найти верную дорогу и поддаемся на обман дьявола, который редко показывает свое истинное лицо. Сколько примеров, и в житиях святых, и в повседневной жизни, когда бесы, упорно выдававшие себя за ангелов или души умерших, при заклинании их именем Христа сказать, кто они на самом деле, вынуждены были назвать себя ангелами падшими, демонами.

Из всего сказанного можно сделать вывод, что духовный мир не закрыт для нас. Но к союзу с Богом и светлыми ангелами ведет только один путь, это путь преодоления греха и созидания в себе чистой природы - путь святости. Христос вернул нам все то, что мы утратили в грехопадении, поэтому в Новозаветной Церкви мы имеем возможность обратить во Христе наше существо от греха к свету, а значит вернуть и возможность контакта с Богом и Его ангелами. И это единственный путь к общению со светлой областью духовного мира. Если же человек пытается вступить в контакт с невидимым миром помимо преображения своей грешной природы, которое может происходить только силой Христовой, он неизбежно встретится лицом к лицу с дьяволом.

Что ж, неужели выходит, что христианин может заниматься оккультизмом, а не церковный человек не может? Конечно, это не так. Когда человек идет по пути святости, духовный мир открывается ему постепенно, естественно, такой человек растет духовно, все больше приближается к Богу, а проникновение в невидимый мир для него является как бы «побочным» явлением.

Все остальные способы можно назвать искусственными. Таинственный мир не может быть целью сам по себе, у нас должна быть одна цель - Бог, и нам не следует поддаваться на приманку дьявола - создавать себе иных кумиров.

Люди из разных побуждений обращаются к оккультизму, кто-то из любопытства, кто-то просто для развлечения. Однако если человек занимается оккультизмом всерьез, то все его действия направлены на порабощение мира духов, подчинение их своей грешной воле. Вот что говорит оккультист Рудольф Штейнер о деятельности человека, познающего тайные силы: «Для него становится возможным заставлять служить себе силы и существа, которые изъяты из его чувственного восприятия»59. Но если человек стремится подчинить себе духовный мир, заставить выполнять свои желания (кому захочет - поможет, на того, кто не понравится, наведет порчу), не значит ли это, что человек ставит себя в центр всего, потакает своему эгоизму. А эгоизм - источник всех грехов, ведь для эгоиста важен только он сам и его желания. Для Бога и ближних места нет.

Занимается ли человек гаданием и выражает таким образом недоверие благому Богу, пытается ли «подсмотреть» тайны духовного мира, занимается ли магией и пытается распоряжаться миром помимо Бога и т.д., все это разные проявления одного и того же стремления. Это все то же желание первых людей «стать как боги», стать на место Бога, все подчинить себе, своим желаниям. Поэтому путь оккультизма не просто опасный путь, это, прежде всего, греховный путь, а грех никогда не приводит к Богу, грех неизбежно ведет к дьяволу.

Мы так много места уделили природе оккультизма для того, чтобы понять, почему люди именно здесь легче всего оказываются во власти дьявола. И выяснили, что, во-первых, сама основа оккультизма, желание им заниматься, является следствием человеческой гордости и эгоизма. А обращаясь ко греху, человек открывается дьяволу. И во вторых, человек отвергает защиту, данную ему Господом, и врывается в сферы духовного мира. Он сам, по своей воле, вступает в контакт с духами зла (так как с ангелами света общаться он не способен), сам отдает себя во власть сатаны. И хотя оккультизм призывает властвовать над духами, на деле происходит обратное. И сами оккультисты в глубине души это понимают, а иногда и просто знают. Так, один из них, Розье, признает, что положение человека, вызывающего духов, очень опасно, оно «подобно положению укротителя диких зверей в клетке. Поэтому, - продолжает он,- существует поговорка, что дьявол рано или поздно свернет шею колдуну».

То же подтверждает и всем известная Е. Блаватская: «Безопасней человеку со слабой волей попасть в общество воров, пьяниц, мошенников, нежели сделаться центром или постоялым двором для кикимор, которых вы называете громким именем духов и поэтизируете»60.

Как видим, и сами оккультисты нередко понимают, с кем имеют дело и знают об опасности, угрожающей им. Но они слишком надеются на свои силы, не вполне осознают, что союз с сатаной - это всегда рабство. Как говорил о. А. Мень, люди, рискнувшие проникнуть в мир духов, подобны человеку, оказавшемуся ночью в незнакомом ему глухом лесу. На болоте иногда можно увидеть огоньки, издалека похожие на свет в окне избушки, на самом деле свет исходит от разлагающихся пней. Но не редко случается, что путник, заблудившийся вечером в лесу, принимает эти огоньки за свет в лесном доме. Он с радостью устремляется к ним, но там лишь засасывающее болото!61 Мы почти ничего не знаем о таинственном, невидимом мире духов. Почему же мы рискуем врываться туда, не боимся оказаться в положении путника, принявшего мерцание гнилушек за свет дома и результате попавшего в болото?

 

57) Изгоняющий дьявола, /газета «Комсомольская правда», март 1997.

58) Цит. по: Алипий (Кастальский-Бороздин), архим., Исайя (Белов), архим. Догматическое богословие. Свято-Троицкая Сергеева Лавра, 1994. С. 243.

59) Штейнер Р. Как достигнуть познания высших миров. Цит, по Лодыженский М.В. Темная сила. Мистическая трилогия. Т. 3, СПб., 1992. С. 143.

60) Цит. по: Лодыженский М. В. Темная сила. Мистическая трилогия. Т. 3, СПб., 1992. С. 164.

61) См. Мень А., прот. Три письма к своим прихожанам. // Христианос. Альманах 3. Рига, 1994. С. 87.

 

6. Признаки одержимости.

Человеку неопытному очень сложно, почти невозможно отличить настоящую одержимость от психических заболеваний, истерии, к примеру, так как приступы этих болезней нередко очень похожи на приступы беснования: больной может неестественно изгибаться, биться в конвульсиях, терзать себя, выть, кричать, нередко у него появляется такая физическая сила, что несколько человек оказываются не в состоянии с ним справиться62.

Отличить психическую болезнь от беснования тем более сложно, что всякая болезнь и страдание в этом мире тоже являются результатом действия дьявола. В самом Евангелии случаи болезни и одержимости часто переплетаются, поэтому иногда говорится об исцелении Христом одержимых, иногда об изгнании бесов. Так, например, в отрывке о мальчике, беснующемся при луне, сказано: «И бес вышел из него; и отрок исцелился в тот же час» (Мф 17, 18).

Поэтому мы не будем пытаться провести четкую границу между психической болезнью и настоящей одержимостью, это дело опытных людей, занимающихся «отчиткой», то есть изгнанием бесов. Важно подчеркнуть, что симптомы психических заболеваний и одержимости очень похожи, но это еще не значит, что в каждом душевно больном человеке обитает дьявол и его надо изгонять. Исцеление от болезней физических и душевных Церковь подает в таинстве Соборования. В этом таинстве, кстати, тоже косвенно идет речь об избавлении нас от власти дьявола.

Важно упомянуть также о том, что многие, наоборот, отрицают возможность реального вселения дьявола в человека, и все сводят к явлениям психической поврежденности. Главное, что можно противопоставить такой позиции - это опыт людей, занимающихся экзорцизмом, а все они свидетельствуют, что хотя и редко, но встречаются среди психически больных люди, в которых обитает именно личностное существо - дьявол. Данный факт подтверждают и врачи-психиатры, которые по роду своей деятельности часто общаются с душевно больными людьми.

Если врач-психиатр не враждебен религии, но объективно оценивает клиническую ситуацию своих подопечных, он может заметить, что некоторые из больных со странной иррациональной агрессией относятся ко всему религиозному: чтению над ними Священного Писания, молитв, окроплению их святой водой. Такие больные рычат, кусаются, забиваются под кровать, сторонятся всего святого. После соприкосновения со святыней, эти больные на некоторое время успокаиваются.

Увериться в этом, дорогие читатели, вы можете сами, пообщавшись с врачами-психиатрами.

Автор лично знаком с дипломированным врачом, женщиной, которая уже больше двадцати пяти лет работает в городской психиатрической больнице. После защиты диплома, она, молодой специалист, решила посвятить себя теоретическим исследованиям, поработав сначала год-другой в реальных условиях, в психиатрической лечебнице. Однако во время практики эта врач столкнулась с таинственным явлением: некоторым больным лекарства были не нужны. Они приходили в себя после соприкосновения со святыней, после чтения над ними молитв. И столкнувшись с описанной ситуацией, врач как верующий человек осталась там, чтобы помогать несчастным, которых лечат медикаментозно, а им нужно другое. Она приглашает в больницу священников причащать больных, служить молебны, и только это приносит на некоторое время облегчение «странным» больным.

Опыт показывает, что эти «больные» могут отличить святую воду от несвятой, в священнике одетом в светскую одежду различают Божьего служителя.

Подобные опыты проводил больше столетия назад известный российский психиатр Н. Краинский, вначале скептик и позитивист, впоследствии верующий человек. На эту тему им была даже выпущена книга, называвшаяся «Порча, кликуши и бесноватые как явления русской народной жизни». Вот выдержка из этой работы: «Кликуша безошибочно отличала святую воду от простой, как скрыто мы ее ни давали. Каждый раз, когда ей подносили стакан со святой водой, она впадала в припадок, часто прежде, чем попробует ее на вкус. Вода была свежая, крещенская (исследование было произведено в середине января). Наливались обе пробы в одинаковые стаканы в другой комнате, и я подносил ей уже готовые пробы. После того, как много раз повторенные опыты дали тот же положительный результат, я смешал обе пробы воды вместе, простую и святую, и налил их поровну в оба стакана. Тогда кликуша стала реагировать на обе пробы припадками. Ни одного раза она не ошиблась в этом распознавании святой воды»63.

В книге современного западного мыслителя и проповедника Уолтера Мартина, которая так и называется «Экзорцизм», приводится интересный пример. Автор описывает, как провел однажды с одним неверующим психологом три с половиной часа у постели одержимой девушки, после чего насмешливый неверующий психолог уверовал в Бога и поверил, что диавол существует и вселяется в людей.

 

Рассматривая вопрос о признаках одержимости, можно выделить несколько пунктов. Прежде всего, необходимо остановиться на изменениях, происходящих в самой человеческой личности. Меняется не только внешний облик, когда человек приобретает дикий и страшный облик; иной становится сама сущность человека. Злой, кидающийся на всех и сквернословящий человек может стать вполне добродушным и спокойным, когда припадок проходит. Отец Григорий Дьяченко приводит историю девушки, которая в нормальном состоянии со всеми скромно и весело беседовала, когда же начинался приступ, как зверь бросалась на человека, старавшегося ей помочь.

Во время приступов бесноватый, чаще всего, находится без сознания, или же сознание его оказывается в подавленном состоянии. Так, уже упоминавшийся выше Уолтер Мартин рассказывает, как сам психолог подтвердил, что девушка, к которой они пришли, была без сознания, в то время как из ее тела доносился совершенно чужой голос, а «на губах играла нагловатая усмешка»64.

Часто человек в состоянии одержимости бесами просто не осознает себя тем, кто он есть на самом деле. Так, милая девушка Авдотья, рассказывает прот. Г. Дьяченко, была одержима злым духом, который выдавал себя за недавно покончившего с собой человека. Дух в ней даже говорил с акцентом, характерным для покойного65. Вообще, бесы очень часто выдают себя за души умерших, с этим мы встречаемся и в спиритизме. Вероятно, они делают так потому, что этот прием легко отвлекает людей от Бога и истинного учения Церкви и сосредотачивает их внимание на вещах второстепенных и вовсе ложных.

Впрочем, нередко дьявол открыто говорит о себе. Примеры этому мы видим как в евангельских рассказах о бесноватых (например, в истории с гадаринским бесноватым), так и в жизни. Одержимая бесами девочка в припадке произносила странные слова о событиях, которые никак не могли быть ей известны, а именно о том, что вихрь во время ярмарки опрокинул телегу и смял несколько палаток торговцев. «Мы также были на ярмарке, - кричал ребенок, - мы опрокинули там телегу и разрушили несколько бараков»66. Такой ответ равносилен признанию, что в девочку вселился дьявол, так как именно дьявол - разрушающая сила.

Далее следует отметить физические изменения, присутствующие обычно у бесноватых. Человек нередко теряет координацию движений, падает, бьется в конвульсиях. Часто у него появляется огромная, неестественная сила, как у гадаринского бесноватого, который, по свидетельству Евангелия, много раз был скован цепями, но всегда разрывал их, и никто не мог его укротить (см. Мк. 5, 4). Так, по рассказам очевидцев, хрупкую девушку весом 48 кг не могли удержать четверо сильных мужчин67. А вот описание приступа беснования одержимого юноши, свидетелем которого был один благоговейный и образованный человек68 в Оптиной Пустыни в 1990 году: «Мне довелось видеть приступы его (юноши) беснования. Во время богослужения он падал на пол и так неестественно изгибался, что, казалось, это просто невозможно для человеческого естества. Создавалось впечатление, что какая-то невидимая сила неудержимо тянула его к полу, как бы стремилась погрузить под землю. В этот момент ладони его прилипали к полу так, что невозможно было их оторвать. Когда рядом с ним проходил священник или дьякон, совершая каждение, он начинал неистово рычать, извергая хулы. Как правило, эти приступы начинались всегда, когда он приближался к святыне, слышал колокольный звон и, особенно, когда его пытались подвести к мощам преподобного Амвросия. По его словам, после приступов он ничего не помнил и очень удивлялся, когда ему рассказывали о том, что он делал»69.

Также у людей, одержимых бесами, часто наблюдаются параномальные способности и неестественное знание. Это и неудивительно, бесы как духовные существа, не имеющие тел, знают гораздо больше человека. Так дух, выдававший себя за умершего мордвина, обитавший в известной уже нам Авдотье, однажды, как рассказывает свидетельница, стал особенно буйствовать, кричать и плакать. Естественно, пришла хозяйка дома, стала успокаивать Авдотью, говоря: «Что ты кричишь, Свирид Степанович? Замолчи!» На это дух ответил ей, что раскричался он потому, что умер брат хозяйки, живший далеко от села. Дух сказал также, что через две надели хозяйка получит об этом письмо. Все так и произошло70. В другом случае двенадцатилетняя девочка в точности описала человеку, вернувшемуся из Парижа, Эйфелеву башню и все подробности его путешествия, хотя ни разу в жизни не покидала деревни.

Нередко беснованию сопутствуют таинственные явления, происходящие с самим бесноватым или вокруг него. Например, свечи в комнате одержимой девочки на глазах у толпы любопытных посетителей сами гасли и вновь зажигались71, а в доме другой одержимой, неизвестно откуда берущиеся камни разбивали все стекла и посуду.

Такие явления сбивают людей, особенно нецерковных, с толку и, как и другие оккультные явления, уводят от поисков истинной тайны бытия - Бога в астральный мир бесов. А это огромная победа дьявола. «Враг спасения не всегда зло внушает, но довольствуется, если успевает занять внимание пустяками. Ему лишь отвлечь от главного - единого на потребу и время сгубить...»72.

И, наконец, еще одна черта, присущая бесноватым, это так или иначе приносимый вред самому одержимому и ненависть ко Христу, страх перед ним.

Вред может выражаться просто в изнеможении и постепенном умирании человека, в страдании от приступов, от порабощенности сатаной. А нередко человек в состоянии приступа или депрессии после приступа стремится уничтожить себя. Двенадцатилетняя девочка, о которой мы уже говорили, во время приступов яростно била себя и старалась вырвать себе глаз73, другая женщина требовала нож или веревку, чтобы убить себя и окружающих74.

Ненависть и страх перед Христом особенно проявляются во время процесса изгнания дьявола. Достаточно вспомнить евангельские рассказы об изгнании бесов Христом. Так же реагируют бесы и на имя Христово. Прот. Г. Дьяченко рассказывает о священнике, который пришел с требником и епитрахилью в дом бесноватой, чтобы помочь ей. По словам священника, едва завидев его, бесноватая стала плевать в него, она «зверски глядела», пыталась попасть в него поленом, когда же поняла, что все бесполезно, заплакала, говоря «головушка моя бедная, зачем он пришел»?75

 

62) См. Дьяченко Г. Духовный мир... С. 263.

63) Краинский Н. В. Порча, кликуши и бесноватые как явления русской народной жизни. Новгород, 1900. С. 186.

64) Цит. по: Макдауэл Д. Мир оккультного... С. 27.

65) Дьяченко Г. прот. Духовный мир... С. 255.

66) Дьяченко Г. прот. Духовный мир... С. 256.

67) Дьяченко Г. прот. Духовный мир... С. 262.

68) Ныне преподаватель Санкт-Петербургской Духовной Семинарии.

69) Северюхин А. Симптом одержимости. // Фавор. Еженедельная газета Центра православного просвещения «Око». СПб. 1998. Декабрь. 33(51).

70) Дьяченко Г. прот. Духовный мир... С. 255.

71) Дьяченко Г. прот. Духовный мир... С. 256.

72) Св. Феофан Затворник. Духовная брань... С. 41.

73) См. Там же. С.255.

74) См. Там же. С.262.

75) Дьяченко Г. прот. Духовный мир. С.262.

 

7. Изгнание дьявола из бесноватых

Потакая своим страстям, мы позволяем бесам обитать и действовать в нас. Но иногда кажется, что, уничтожив ту или иную страсть в себе, мы уничтожим особенность, неповторимость нашей личности, а Господь действительно сотворил каждую личность неповторимой, непохожей на другие. Только неповторимость эта не в грехе. Как раз наоборот, подчиняясь одним и тем же страстям, люди становятся похожими, как похожи друг на друга все старые, почерневшие иконы. И как икону необходимо очистить от пыли и копоти, чтобы увидеть ее истинный лик, так и человек: чем более очищает заложенный в нем образ Божий от налета греха, тем ярче и неповторимей становится его личность. Поэтому, начиная бороться со страстями, нужно, прежде всего, по словам св. Феофана Затворника, осознать злые влечения дьявольским внушением, не считать их своими, но всеянными76. Это позволит нам увидеть своего врага. «Тем-то и бедственна и пагубна эта болезнь, - пишет Симеон Новый Богослов о людях, которые не понимают, что источником зла в их душе является дьявол, - что когда враг мой влачит туда и сюда мой собственный ум, я думаю, что все эти кружения моего ума - мои собственные»77.

Действительно, у человека может быть горячая, страстная натура или, наоборот, спокойная, склонная к созерцанию. Но от человека зависит, направит ли он этот дар в задуманном богом русле или же, поддавшись внушению дьявола, исказит грехом. Горячий темперамент можно направить как на ревностную любовь к Богу и людям, так и на гнев, раздражительность. А спокойствие и уравновешенность могут способствовать как стяжанию Божьего мира в душе, так и развитию лени и безразличия.

Однако человеку, попавшему в сети дьявола, ставшему его рабом, очень тяжело понять, что он не господин себе, что он выполняет чужую волю. Это неудивительно, что грешник не видит в себе бесовского действия: на белой одежде заметно малое пятнышко, на черной и большое можно не заметить. Не случайно святые так остро чувствовали свою греховность, так каялись: в чистой душе малейший дурной помысел виден лучше, чем огромные грехи в темной78.

Очень сложно говорить о самом акте изгнания дьявола, когда над одержимым читаются специальные заклинательные молитвы, призывается на помощь Христос. Воля людей устремляется навстречу Божественной благодати, и происходит чудо - человек освобождается от власти дьявола и становится самим собой.

Часто люди задаются вопросом: почему не всем своим чадам православная Церковь разрешает заниматься экзорцизмом, а только отдельно благословленным на это служение людям? Действительно, почему, ведь изгоняет дьявола не человек, а Христос?

Ап. Павел много внимания уделяет различным служениям членов Церкви. Он пишет: одному дается харизма «чудотворения, иному пророчество, иному различение духов, иному разные языки, иному истолкование языков» (1 Кор. 12, 10). Ап. Павел не мог и не стремился дать полный перечень служений, его задачей было противостоять разъединению, наметившемуся в Римской и Коринфской общинах, поэтому многие харизмы остались за строкой; он лишь упомянул специфически «церковные» служения, сведя к минимуму указание на служения практические. К тому же, способность изгонять бесов, по мнению большинства толкователей, входит в дар, обозначенный ап. Павлом как дар «чудотворения». Во всяком случае, мы знаем, что в древней Церкви существовали люди, обладающие особой харизмой изгнания бесов, и занимались они своим делом весьма активно.

С другой стороны, мы должны понимать, что потенциально каждый христианин способен силою Христовой изгонять дьявола, но чтобы делать это реально, необходимо стать христианином с большой буквы, вести напряженную духовную жизнь. Христос сказал: «Если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: "перейди отсюда туда", и она перейдет» (Мф. 17, 20). Разве все христиане имеют такую веру? В процессе изгнания дьявола не может быть никакого магизма. Призывание имени Христа само по себе ничего не дает. Поэтому и важна здесь личность экзорциста: «Некоторые из скитающихся Иудейских заклинателей стали употреблять над имеющими злых духов имя Господа Иисуса, говоря: заклинаем вас Иисусом, Которого Павел проповедует», «но злой дух сказал в ответ: Иисуса знаю, и Павел мне известен, а вы кто?» (Деян. 19, 15; 19, 15). Господь никогда не творит чудеса насильно, человеческая свобода неприкосновенна, для чуда необходимы искренняя вера и всецелая обращенность к Нему. Как может человек, еще не избавившийся от ига греха, не утвердившийся на пути совершенствования, быть проводником божественной благодати и приказывать бесам - да зачастую дьявол найдет в нем «своего» больше, чем Бог.

Мы не будем рассматривать сам чин изгнания, гораздо важнее остановиться на том, что может защитить нас от власти или нападок сатаны, на том, что в силах самого человека, противящегося бесам. Ведь как, словами Симеона Нового Богослова, «без греха самого человека нельзя дьяволу схватить человеческую душу»79, так и изгнать его возможно только при условии активных усилий самого человека. И если бес изгнан, а человек продолжает свою греховную жизнь, то вполне естественно, что вскоре дьявол вновь завладеет им.

Мы будем говорить не только о крайних проявлениях одержимости, когда в человеке живет личностный дух, являющий себя описанными выше способами. Когда мы чувствуем, что наша воля порабощается грехом, мы тоже должны усиленно бороться с его источником - дьяволом. Иеромонах Анатолий (Берестов) приводит пример с молодым человеком, который увлекся магией. Будучи до занятий оккультизмом вполне нормальным спокойным человеком, он вдруг стал резко меняться в худшую сторону. Друзья и родственники не узнавали его. Они не понимали, что с ним происходит. Почему он вдруг стал агрессивным и жестоким?.. Однако данный факт легко объясним. Как миру божественному присуще добро, так миру бесовскому - зло, даже если на первый взгляд это не так. А живя в мире зла, углубляясь в него, естественно и развиваться в сторону зла, то есть деградировать. И хотя упомянутый человек находился в сознании, приступы агрессии так усилились, что он стал по ночам избивать одиноких прохожих, а однажды, в припадке гнева, чуть не зарезал свою подругу. Агрессия появлялась настолько спонтанно и так сильно овладевала сознанием, что справиться с ней, по словам молодого человека, не было никакой возможности. И он сам стал говорить, что «одержим бесом»80.

На вопрос, действительно ли крещеный человек гораздо больше защищен от действия дьявола, о. Ж. Морану ответил, что он в этом не сомневается81. И первое, что необходимо сделать человеку, страдающему от нападок дьявола и еще не крещеному - это, конечно, креститься. Огромное количество личных свидетельств подтверждают, что чаще всего после крещения дьявол теряет власть над человеком. Это неудивительно, ведь человек приходит под защиту Бога. Недаром первая часть Крещения состоит из заклинательных, экзорцистских молитв, в которых человек отказывается от дьявола и «всех дел его, и всех ангел его, и всего служения его, и всея гордыни его» и вручает себя Христу. В Таинстве Крещения человек с греховной природой прививается к чистой природе Христа, как бы срастается со Христом, как дикая маслина в евангельской притче прививается к доброй. Раньше мы пытались бороться с сатаной своими силами, но их, естественно, не хватало, теперь в нас действует сила Христова. Из этого, конечно, не следует, что любому человеку следует креститься хотя бы в целях безопасности. Магический подход, без искренней веры и желания следовать за Христом, недопустим и не имеет смысла.

Крещение предполагает дальнейшую церковную жизнь. Центром же Церкви, Таинством Таинств является Таинство Евхаристии, в которой, посредством хлеба и вина, мы соединяемся с самим живым Господом. В Евхаристии Христос пребывает с нами непостижимо разумом и невидимо, но реально. Он дает нам силы и благодать для перенесения страданий жизни, борьбы с искушениями, дальнейшего душевного роста. Понятно, что чем ближе мы ко Христу, тем меньше у дьявола возможности добраться до нас. «Как хворост, брошенный в огонь, не может противиться силе огня, но тотчас же сгорает, - читаем мы слова Св. Макария Великого, - так и демоны, когда хотят напасть на человека, сподобившегося даров Духа, попаляются и истребляются Божественною огненною силою»82.

Следующее, что мы должны делать, дабы в повседневной жизни не растерять благодать, но постоянно быть «вблизи Бога» - это уделять хотя бы немного времени ежедневной молитве и чтению Евангелия. «Сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста» (Мк. 9, 29). Молитва - это беседа с Богом. Господь хочет «разговаривать» с нами, но и мы, со своей стороны, должны приложить усилия, чтобы диалог произошел. Пост определяется для каждого человека в соответствии с практикой Св. Церкви и рекомендациями духовника. Он необходим для того, чтобы именно дух главенствовал в нашем существе, и дьявол не мог подчинить нас себе через излишнюю привязанность к чему-либо второстепенному, например, через страсть чревоугодия, когда желудок становиться центром жизни, своеобразным богом.

Но, конечно, все вышеназванное будет бессмысленным, если не будет сочетаться с постоянным доброделанием и духовным ростом. Вернее, это будет значить, что сам подход к Евхаристии, молитве, чтению Евангелия, посту был неправильным, если все это не родило в нас желания жить по-настоящему христианской жизнью. Если же мы будем жить церковной жизнью, регулярно исповедываться и причащаться, творить добрые дела, молиться, читать Евангелие и духовную литературу, то есть углубляться в Бога, то для нас откроются и другие, более индивидуальные моменты, необходимые конкретно в нашем случае для борьбы с бесами.

В завершение хочется еще раз вернуться к основному тезису данного очерка. Все святые отцы в один голос предупреждают нас: мы сами творим себя и мир вокруг нас, в нашей власти служить ли Богу или дьяволу, исцелять зараженный злом мир или способствовать его еще большему наполнению грехом и страданием.

Господь же всегда ждет нашего обращения к нему, всегда готов прийти на помощь. Но эта помощь не может быть оказана без нашего деятельного участия. Мы должны не пассивно ждать освобождения от бесовского действия (такое расслабленное состояние, наоборот, удобно бесам), а стремиться быть истинными воинами Христовыми, всегда бдительными и готовыми дать отпор врагу.

Церковь призывает нас всегда быть начеку, чтобы дьявол не нашел дорогу в нашу душу. Для этого надо внимательно следить за своими помыслами, не давать бесам через грех завладеть нашим существом. В том же случае, если дьявол все-таки уловил нас, нужно каяться и быть вдвойне бдительными и активными. Современный Афонский старец Паисий Святогорец говорил о том, что человеку, имеющему в себе беса, необходимо полностью изменить состояние своей души, если он хочет, чтобы из жилища бесов она стала домом Божиим: «Когда грех пребывает в душе человека на протяжении долгого времени, тогда диавол приобретает на него больше прав, и тогда, чтобы он оставил, нам нужно разрушить старый дом и построить новый»83. И продолжает наставлением о том, что необходимо и к беснованию относиться с терпением и надеждой на Бога, воспринимая одержимость как свой крест или наказание за грехи, сочетая все это с активным духовным восхождением: «Имеющих в себе беса от рождения ждет великое воздаяние, если они не будут роптать, пока не освободятся по благодати Божией. Те же, которые сами стали причиной своей одержимости, сами должны и подвизаться»84.

Закончим словами святого праведного Иоанна Кронштадского о том, что можно и нужно начать делать уже сейчас и каждому из нас, чтобы изгнать дьявола из нашей души и очистить ее для Бога: «Все делай напротив того, что враг внушает: он внушает ненавидеть обидящих нас, ты - люби их; ругающих - благословляй; и взимающих твое - не истязуй и с охотой сам отдавай. Когда хочешь смеяться - плачь; когда находит уныние - старайся развеселиться; когда зависть - радуйся чужому благополучию; когда борет противоречие, непокорность - немедленно покорись, согласись; когда блудные помыслы - поревнуй о чистоте сердца; когда гордость - смирись; когда злоба - будь особенно добр; когда раздражительность - сохрани спокойствие; когда скуп - будь щедр; когда рассеянность - размышляй о едином на потребу»85.

Из личного опыта знали святые отцы о реальности и действии темных сип, однако они никогда не боялись их. Смертию на кресте и Воскресением Христос уничтожил власть сатаны. «Не следует совершенно их бояться, ибо все их предприятия обращены в ничто благодатью Христовой», - пишет св. Афанасий Великий86. И все евангельские рассказы об изгнании Христом бесов тоже и прежде всего говорят об одном - о власти Христа над Диаволом87. Теперь с помощью Божией христиане могут побеждать бесов, диавол потерял над нами власть. Все теперь зависит от нас, от нашего желания жить в Церкви, жить со Христом, Который поможет нам совершенно освободиться от бесовской власти.

 

76) См. Феофан Затворник. Собрание писем, вып. 1. 1892, С. 156.

77) Симеон Новый Богослов. Слова. t.1, М., 1994, С. 206.

78) См. Слова приснопамятного Святителя Иннокентия архиепископа Херсонского и Таврического. Указ. соч., С. 83.

79) Симеон Новый Богослов. Указ. соч. С. 137.

80) Анатолий (Берестов) иером. Указ. соч. С. 75.

81) Изгоняющий дьявола... Указ. Соч.

82) Добротолюбие. T. 1. М., 1993, С.32.

83) Старец Паисий Святогорец. Письма. Пер. с греч. Свято-Троицкая Сергиева Лавра. 2001 С. 132.

84) Старец Паисий Святогорец. Письма 2001 С. 132.

85) Иоанн Кронштадтский. Цит. по: Духовная брань... С. 57-58.

86) Св. Афанасий Великий. Житие преп. Антония Великого. //Символ. Париж.8, 1982, гл. 24.

87) См. Jean-Baptiste Brunon, Pierre Grelot. Бесы. Словарь библейского богословия. 2 изд. Брюссель, 1990, кол. 47.

 

 

РАССКАЗЫ И НАСТАВЛЕНИЯ СВЯТЫХ ОТЦОВ О ДЕЙСТВИИ ДИАВОЛА НА РОД ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ

 

Апа88 Макарий жил в великой пустыне, причем он был один отшельником в месте том. Ниже от него была другая пустыня, в которой было много братьев. Старец же наблюдал дорогу и увидел сатану, идущего в одежде человека. И он проходил мимо него, причем будто стихарь надет на нем, и была одежда его вся в дырах, и в каждой дыре висел сосуд. Сказал ему великий старец: «Куда ты идешь?». Сказал он: «Я иду проведать братьев». Сказал старец ему: «А что ты делаешь с этими сосудами?» Сказал он: "Пробы это, чтобы братья попробовали их, чтобы, если одно не понравится, я дал другое, если и это другое не понравится, чтобы я дал еще одно, может быть, одно из них и понравится». Сказав эти слова, он ушел. Старец же наблюдал дорогу, пока тот не возвратился. (И когда увидел его старец, сказал ему: «Будь здоров»). Он сказал: «Какое уж мое здоровье?». Старец сказал ему: «Почему?». Сказал он: «Потому что все взъярились на меня и ни один не терпел меня». Сказал старец ему: «Разве у тебя нет ни одного приятеля?». Он сказал: «Да, один брат из них есть у меня. Тот слушается меня и когда видит меня, приходит, как слуга». Сказал старец ему: «Как его имя?». Он сказал: «Феопемпт». Когда же он сказал эти (слова), он ушел. Встал апа Макарий и пошел в пустыню наружную. Когда же услышали братья, взяли пальмовые ветви и вышли навстречу ему. И каждый приготовился, говоря: «Может быть, войдет старец и будет жить у меня?». Он же спросил: «Кого зовут Феопемптом в этой горе?». И когда он нашел его, вошел в его келью. Он же принял его, радуясь. Когда они начали говорить друг с другом, сказал старец ему: «Как дела твои, брат?». Он сказал: «Успешны твоими молитвами». Сказал старец: «Разве помысел не борется с тобой?». Он сказал: «Теперь у меня все успешно», ибо он стыдился сказать. Сказал он ему: «Вот уже много лет я подвизаюсь, и каждый славит меня, а меня, старика, мучает дух блуда». Ответил Феопемпт: «Поверь мне, мой отец, что он мучит и меня тоже». Старец применил (таким образом) уловку и сказал еще и о других помыслах. Затем сказал он ему: «Каким образом ты постишься?». Он сказал: «Я пощусь до девятого часа». Сказал старец ему: «Постись до вечера и подвизайся, и произноси те места, которые ты знаешь наизусть из Евангелий и других Писаний, и если помысел придет к тебе, не смотри вниз, но всегда смотри вверх, и тотчас Бог поможет тебе». Старец наставил брата и ушел в свою пустыню. И вновь, наблюдая, он увидел диавола того. Сказал он ему: «Куда ты идешь?». Сказал он: «Я иду проведать братьев». И он ушел. Когда же он возвращался, сказал ему святой: «Как поживают братья?». Он сказал: «Плохо». Сказал старец ему: «Почему?» Сказал он: «Все они яростны, и еще большее зло то, что и один, который у меня был послушным, будучи приятелем мне, не знаю, каким образом, возненавидел меня, и этот тоже не слушается меня, но взъярился на меня более всех. И я поклялся, что не приближусь к ним снова, разве только спустя какое-то время». И когда он сказал эти (слова), он ушел и оставил старца, и святой вошел в свою келью.

Изречения Египетских отцов. Памятники литературы на коптском языке. Введ., пер. с копского и комм. А. И. Еланской. Изд. 2, испр. и доп. СПб.: «Алетейя». 2001. С. 76-77.

 

Был сражаем апа Моисей блудом однажды в Петре и был мучим весьма, так что не мог терпеть и оставаться в келье. Он пошел и сказал апе Исидору. И уговаривал его старец, чтобы он вернулся в свою келью, а он не хотел, говоря: «Я не могу, мой отец». Он же взял его, взошел с ним на кровлю и сказал ему: «Смотри на запад». И он посмотрел и увидел сонм Демонов волнующихся, мятущихся, как бы борющихся. Сказал еще ему апа Исидор: «Посмотри на восток». И он посмотрел и увидел сонмы бесчисленные, славные (ангелов). Сказал апа Исидор: «Эти посылаются святым от Господа, чтобы помочь им. Те же, которые на западе, борются против нас. Многочисленны же (более) те, которые с нами». И таким образом возблагодарил апа Моисей Бога, ободрился и возвратился в свою келью.

Изречения Египетских отцов... С. 77-78.

 

Пришли к одному старцу, имея при себе одержимого демоном, чтобы он исцелил его. Старец же, которого они очень упрашивали, сказал демону: «Выйди из творения Божьего!». Сказал демон старцу: «Я выйду, но я спрошу тебя об одном слове: кто суть козлища и кто овцы?» Сказал старец: «Козлища - я это, овец же Бог знает». Когда демон услышал эти (слова), он сказал: «Ради твоего смирения я выйду». Изречения Египетских отцов... С. 66.

 

Диавол принял образ ангела света, явился одному из братьев и сказал ему: «Я Гавриил, я послан к тебе». Сказал он ему: «Очевидно, ты послан к другому из братьев, ибо я недостоин». Он же тотчас сделался невидим.

Изречения Египетских отцов... С. 67.

 

Несомненно, что диавол в сердцах весьма многих людей сидит какою-то сердечною вялостию, расслаблением и леностию ко всякому доброму и полезному делу, особенно к делу веры и благочестия, требующему сердечного внимания и трезвения, вообще духовного труда. Так он поражает сердце вялостию, а ум тупостию во время молитвы; так он поражает сердце холодностию и бездействием сердечным тогда, когда нужно сделать добро, например: сострадать страждующему, помочь в беде находящемуся, утешить печального, научить невежду, наставить на путь истины заблуждающегося и порочного. Надо постоянно внимать своему сердцу, прогонять из него мглу лености и окамененного нечувствия, наблюдать, чтобы оно всегда горело верою и любовию к Богу и ближнему и готово было на все труды и самопожертвования для славы Божией и для спасения ближнего. Тщанием не лениви, духом горяще, Господеви работающе (Рим. 12, II). Диавол сидит в наших сердцах еще необыкновенно сильною раздражительностию; мы становимся иногда так больны самолюбием, что не терпим ни малейшего противоречия, препятствия вещественного или духовного, не терпим ни одного слова негладкого, грубого. Но тогда-то и надо терпеть, когда доходят воды злобы и нетерпения до души нашей. В терпении вашем стяжите души ваша (Лк. 21, 19). Приидоша реки, и возвеяша ветри, и опрошася храмине той (Мф. 7, 27). Что будет с нею, что будет с человеком, когда на него диавол пустит реку своих искушений и повеет на него ветром своих козней? Если твердо христианин стоит на камне - Христе, то не падает, а если стоит на песке своего мудрования и страстей, то сильно падает.

Иоанн Кронштадтский. Мысли христианина. М.: «Правило веры». 2000. С. 402 - 404.

 

Диавол обыкновенно вселяется в нас чрез один лживый помысл или мысль ложную и вожделение греховное и потом действует в нас, и беспокоит нас: так он прост. Не паче ли Господь Бог духов вселяется в нас чрез единую мысль и любовь истинную и святую и с нами бывает, и в нас действует, и бывает для нас всем?

Иоанн Кронштадтский. Мысли христианина... С. 406.

 

Диавол - хитрец: разными способами в каждого из нас влил свои отравы и кознями своими запинает каждого. Иной пост соблюдает, но отдает себя во власть соперничеству и зависти. Иной опять воздержался от непристойного пожелания, но связан тщеславием. Другой преуспел во бдении, но запутался в сетях клеветы. Иной удаляется от клеветы, но исполнен неподчинения и прекословия. Иной воздерживается от снедей, но тонет в гордости и высокомерии. Иной неутомим в молитвах, но уступает над собою верх раздражительности и гневу. Иной успел в чем-нибудь малом - и превозносится уже над теми, которые нерадивее его... Наружно мы смиренномудрствуем, а в сердце домогаемся почестей, по видимости мы не стяжательны, а на самом деле преобладает нами любостяжательность; на словах мы нестяжательны, а мысленно заняты многостяжанием.

Св. Ефрем Сирин. Цит. по: Духовная брань. О кознях врага спасения и как противостоять им. М.: «Паломник». 1993. С. 36-37.

 

Если враг, - скажу для примера, - возбуждает к чревоугодию, нападаем на него постом. Если раздражает похоть к женщине, употребим в дело терпение, преодолеем чувство. Если побуждает нас к гневу, вооружимся миром. Если доводит нас до раздражения, возьмемся за кротость. Если воспомянет в нас ненависть, прилепимся к любви. Если подстрекает к исканию почести, покажем унижение. Если подстрекает к исканию славы, возьмемся за свою незначительность. Если мечтательно ведет на высоту, преднапишем пред собою смирение Господа. Если побуждает к соперничеству с братом, помыслим о падении Каина, а если к зависти - о погибели Исава. Если располагает к клевете, оградим себя молчанием.

Св. Ефрем Сирин. Цит. по: Духовная брань. С. 37.

 

В грешнике диавол производит множество худых мыслей, как в Иуде.

 

Чего боятся демоны? - Будь углублен в себя, не люби выказываться, заключись в сердце своем. Демоны боятся самоуглубления, как тати (воры) псов.

 

За что брань против нас бесов? - Вся брань, какую поднимают против нас демоны, на тот конец бывает, чтобы удалить от нас благодать Св. Духа.

Св. Симеон Новый Богослов. Цит. по: Духовная брань. С. 42.

 

О существовании бесов кратко скажу из своего опыта... У меня был брат, жил в Петрограде, держал трактир, и я в это время жил там же на подворье Валаамского монастыря. Однажды приходит брат ко мне. Когда он пришел в келию, то почему-то стал очень волноваться. Я посадил его на стул, а вверху были иконы с мощами св. угодников, вдруг брат вскакивает со стула и как закричит: «Гадкие, гадкие иконы», - и побежал из келии. Я остался в недоумении и думал, что это такое с ним случилось? Неужели бесноватый? Оказалось, что действительно - бесноватый. На следующий день пошел я к ним; жена его и говорит мне: «Когда он пришел домой очень взволнованный, то стал кричать, что больше никогда не пойдет к брату: там у него гадкие иконы». А бывало, если я буду говорить ему что-либо из Св. Евангелия, он встревожится и говорит мне: «Не говори мне это». Если я покроплю еду св. водой, он уже не будет есть, хоть не видел, что кропили.

Рассказ Валаамского старца Иоанна. Цит. по: Духовная брань. С. 45.

 

Самое сильное средство к отгнанию бесов есть нисколько возможно чистое, от чистого сердца и усердия приобщение Св. Животворящих Тайн Христовых.

Авва Сирин. Цит. по: Духовная брань... С. 58.

 

О демонской брани: Всякая демонская брань производится в нас тремя главными способами: или по нерадению, или по гордости, или по зависти демонов. Первая брань достойна сожаления, вторая весьма бедственна, а третья преблаженна.

Св. Иоанн Лествичник Цит. по: Духовная брань... С. 60.

 

Вошел сатана в Иуду и научил его, как предать Господа; тот согласился и предал (см. Лк. 22, 3-4). Вошел сатана потому, что была отворена для него дверь. Внутреннее наше всегда заключено; Сам Господь стоит вне и стучит, чтобы отворили. Чем же оно отворяется? Сочувствием, предрасположением, согласием. У кого все это клонится на сторону сатаны, в того он и входит; у кого, напротив, все это клонится на сторону Господа, в того входит Господь. Что входит сатана, а не Господь, в этом виноват сам человек. Не допускай сатане угодных мыслей, не сочувствуй им, не располагайся по внушению их и не соглашайся на них - сатана походит, походит около, да и отойдет: ему ведь ни над кем не дано власти. Если же завладевает он кем, то потому, что тот сам себя отдает ему в рабство. Начало всему этому злу - мысли. Не допускай худых мыслей, и навсегда заключишь тем дверь души твоей для сатаны. А что мысли приходят недобрые - что же делать: без этого никого нет на свете; и греха тут никакого нет. Прогони их - и всему конец; опять придут- опять прогони; и так всю жизнь. Когда же примешь мысли и станешь ими заниматься, то не дивно, что и сочувствие к ним явится; тогда они станут еще неотвязнее. За сочувствием пойдут худые намерения то на те, то на другие недобрые дела. Неопределенные намерения определятся потом расположением к одному какому-либо; начинается выбор, согласие и решимость - вот и грех внутри? Дверь сердца отворена настежь; и как только согласие образуется, вскакивает внутрь сатана и начинает тиранствовать. Тогда бедная душа, как невольник или как вьючное животное, бывает гоняема и истомляема в делании непотребных дел. Не допусти она худых мыслей - ничего бы такого не было.

Св. Феофан Затворник. Цит. по: Духовная брань... С. 74-75.

 

Преп. Иоанн Дамаскин говорит: «Диаволы не имеют ни власти, ни силы против кого-нибудь, разве когда будет сие попущено по смотрению Божию, как случилось с праведным Иовом и как написано в Евангелии о свиньях гадаринских. Но при Божьем попущении они сильны, принимают и переменяют, какой хотят, мечтательный образ». Поэтому народное поверье, будто колдуны портят людей, то есть поселяют диаволов в каких им угодно людей, - нелепое и совершенно неосновательное. Не следует поэтому приписывать им особенной силы и страшиться их. Диавол поселяется в людей по попущению Божию, стало быть сам по себе, никакой посторонний человек или колдун не может иметь в этом бедствии никакого участия или посредства. Поселяется диавол в бесноватых людей потому, что эти люди привлекли к себе злых духов: они сами приготовили в себе жилище для диаволов - выметенное и убранное; нераскаянными грехами своими вместо жилища Божия делаются вместилищем духа нечистого; об этом говорит Спаситель наш: Когда дух нечистый выйдет из человека (изгнанный при крещении нашем), то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит. Тогда говорит: Возвращусь в дом мой, откуда я вышел. И вот он идет. И если, пришедши, находит его не занятым Богом (когда он лишится Святаго Духа за свою нераскаянную греховную жизнь), тогда идет нечистый дух и берет с собою семь других духов, злейших себя, и вошедши, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого (Мф. 12, 43-45). Таким образом, люди, одержимые злыми духами, должны жаловаться в своих временных и вечных мучениях не на колдунов, а единственно на одних самих себя.

Цит. по: Духовная брань... С. 75-76.

 

В угодных же Богу людей бесы не могут войти: бес, изгнанный преп. Парфением из одного человека, просил указать ему другого, в которого бы он вошел, и когда Св. Парфений предлагал войти в него, диавол, сказавши: «Как я могу войти в дом Божий» - исчез.

Четьи-Минеи 7 февр.

 

...Хотя жена моя и получила несколько облегчения от болезни беснования со времени знакомства нашего с о. Серафимом, но все еще по временам страдала оt злобного духа, а потому мы еще решились прибегнуть к старцу за помощию. По приезде в Саров, мы нашли о. Серафима в ближней его пустыньке занимающегося трудами. Он встретил нас очень милостиво и на просьбу нашу помолиться об изгнании беса сказал нам следующую притчу: «Был в стране Палестинской прозорливый старец, который молился за одного бесноватого, но молитва его не была услышана Богом; бес все-таки не оставлял страдальца, поэтому старец вторично обратился к Господу с сугубым прошением за страждущего. При этом он молил Господа открыть ему причину, по которой Дух злобы не выходит из сего человека, открыть, молитвы ли его не действенны или какие грехи останавливают в нем беса. Бог услышал молитву сего старца, и ему было открыто, что тот, за кого он молится, имеет на челе своем проказу, препятствующую изгнанию из него злобного духа». Сказав это, о. Серафим обратился сначала ко мне самому и начал писать пальцем на челе моем проказу грехов жены моей, а потом, обратившись к ней, так же написал на челе ее мои греховные струны. Тогда мы, взглянувши с ужасом друг на друга, ясно поняли, что старец через свое перстописание обличил собственные грехи наша.

Из жития преп. Серафима Саровского Цит. по: Духовная брань... С. 78.

 

К преподобному Симеону Новому Богослову нередко приходили бесноватые, которых в народе называют обыкновенно порчеными, вероятно потому, что они, по внушению возобладавшего над ними врага, утверждают, что их испортил такой-то или такая-то. Понимая, что такою хитростью враг поддерживает свое обладание над больными, скрываясь под кровом питаемой в помыслах больной злобы и самооправдания, Симеон лечение таких больных начинал разоблачением пред ними козней вражиих, указывая на действительную причину болезни, грехи, и приводя опять-таки к сознанию и сокрушению о грехах своих. Если лицо, на которое больные свидетельствуют, находится в живых, то Симеон приказывал немедленно испросить у него прощения, а если порча слагается на усопшего, то примириться с ним, отслужив на его могиле о его упокоении панихиду, а затем принести покаяние пред священником и положить начало доброй жизни. У некоторых из явившихся к нему женщин начальною причиною болезни было притворство, обратившееся потом в навык и поработившее их врагу; у других - суеверие, у иных - естественная болезнь, приписывавшаяся ими по неведению порче.

О преп. Симеоне Новом Богослове. Цит. по: Духовная брань... С. 83.

 

На бесноватых стар. Леонид возлагал епитрахиль и читал над ними краткую заклинательную молитву из требника, а сверх того помазывал их елеем от иконы Владимирской или давал им оный пить, и было очень много исцелений... Победа над бесами, конечно, одержана была о. Леонидом после победы над своими страстями. Никто не видел его возмущенным от страстного гнева и раздражения. В самые тяжелые дни его жизни никто не слыхал от него гласа нетерпения и роптания, никто не видал его в унынии. Нельзя было не дивиться его всегдашней веселости.

Стар. Анатолий Оптинский. Цит. по: Духовная брань... С. 84.

 

Что касается детской боязни быть во власти диавола через какую-то колдунью, то этим ты только доказываешь, что понятия твои о христианине, о Боге, о дьяволе суть понятия деревенской бабы. Если в свиней не смели войти бесы без воли Иисуса Христа, как войдут в людей?

Стар. Анатолий Оптинский. Цит. по: Духовная брань... С. 85.

 

Надо все дурное, также и страсти, борющие нас, считать не своими, а от врага - диавола. Это очень верно. Тогда только и можешь победить страсть, когда не будешь считать ее своей.

Св. Варсонофий Великий. Цит. по: Духовная брань... С. 95.

 

Как-то, в другой раз, - говорил Старец, - находился я при входе в обитель и вижу, что входит одна старуха. Я приветствовал ее и говорю ей:

- Иди, бабушка, мы дадим тебе поесть и с собой дадим еды, и в чем имеешь нужду, поможем тебе. Иди сначала поклонись в церкви и жди вечером здесь, тебе предоставим комнатку переночевать. Тогда эта кажущаяся старуха говорит мне:

- Ба, не останусь здесь, не могу оставаться, потому что вы часто дун-дун бьете в колокола. Просто пришла на вас поглядеть и уйду. Я пойду в такой-то женский монастырь (и назвала, в какой), там мне сделают великий прием и поживу неделю.

Подумал я, - говорит Старец, - бабушка как женщина лучше упокоится в женском монастыре, потому не хочет остаться здесь. Так разговаривая, мы продвигались ко входу церкви. Бабушка продолжала говорить:

- Как только прихожу в монастырь, начинаю делать монашкам (и она показала мне пальцем своим, что их прокалывает), и у них сразу начинаются скандалы между собой, и начинается праздник.

Тогда, удивленный этими словами, я посмотрел получше на ее лицо и вижу, что у нее какие-то очень маленькие глазки и накрашены, носит большие серьги, а от носа шла нитка, которая была связана с серьгами. Я тут же перекрестился, говоря:

- Господи помилуй, что это за старуха? Тогда она сразу же начала растворяться и исчезла как дым. Это был диавол.

Тут я иду и рассказываю отцам, что я только что видел диавола и говорил с ним, думая, что это старуха, и она мне сказала то-то и то-то.

Старец пояснял, сколько отгоняют искусителя денно-нощные последования и ежедневная Божественная Литургия. Сам диавол исповедал, что не может пребывать в обители, поскольку часто «дун-дун колокола», и, напротив, сколько он радуется скандалам и недоразумениям: это для него праздник. Постоянно, - говорил Старец, - приходит он к нам, прогуливается, не обретет ли кого-либо неохраняемого, чтобы можно было ему делать работу свою.

В другой раз, - говорил Старец, - был вечер и мы совершали с отцами повечерие, когда один из братьев захотел пойти в келию свою, взять какую-то книгу. Открывая дверь своей келии, чтобы выйти, вижу снаружи искусителя в образе женщины, которая непристойно показала мне свой зад, говоря бесстыжие слова. Я взял в руки икону Панагии и вышел, говоря: «Под твою милость прибегаем. Богородице» и т.д., и тогда, как свистящий снаряд, искуситель метнулся, перелетел через крышу монастыря и разорвался на предлежащей горе с оглушительным шумом.

На другое утро, на рассвете, - сказал Старец, - выйдя из келии, чтобы пойти в церковь, вижу большого черного пса, стоящего у дверей моих. Прежде чем выйти из дверей, конечно, как всегда, я перекрестился; увидев собаку, толкнул ее ногой, говоря:

- Ты здесь ночевала прошлой ночью? Пройдя вперед, сказав: «Господи, Иисусе Христе» и вновь перекрестившись, поворачиваюсь и вижу, что собака исчезла.

Это был искуситель, который ожидал, чтобы сбросить меня вниз по лестнице, но сила Честнаго Креста меня сохранила, - сказал Старец.

Святой Старец блаженный о. Иаков. Пер. с новогреч. игум. Илии (Жукова). СПб. Изд. «Новый город». 1999. С. 60-62.

 

Когда я был в Новом скиту и был жив мой старец Иосиф, пришел к нам один бесноватый молодой человек.

Старец по своему милосердию принимал этих несчастных. Они жили с нами столько, сколько желали, а потом уходили сами. Они не могут долго находиться на одном месте. Лишенные внутреннего Божественного утешения, ищут его, меняя места и людей.

В этом молодом человеке находился демон уличной женщины. Когда он овладевал им, то голос его менялся на голос «публичной» женщины и говорил вещи, о которых, по апостолу, «стыдно и говорить» (Еф. 5, 12). По профессии он был бочаром. Мы опускаем его имя. Он жил в нашем братстве достаточно долго и в часы работы приходил и, как мог, помогал нам в рукоделии. На третий день он говорит мне:

- Отче, не научишь ли ты и меня делать печати? Изготовление бочек - тяжелая работа. Кроме того, и тот, кто внутри меня, постоянно меня позорит.

- Я научу тебя, брат, буди благословенно! Вот, делай так. Инструменты здесь, заготовки вон там, а образцы перед тобой. За этим столом ты будешь работать. Только еще вот что: в нашем братстве отцы не разговаривают, а всегда творят молитву.

Говоря это, я хотел избежать, насколько это возможно, празднословия и рассеяния во время своей молитвы. И в ту же минуту в уме моем родилась следующая мысль: «Стало быть, бесноватые могут творить молитву?». Итак, принялись мы за работу и молитву. Не прошло и нескольких минут, как демон восстал в нем. Голос его изменился, и он начал кричать, сквернословить, угрожать и ругаться.

- Заткнись, паршивец? - кричало изнутри. - Заткнись? Прекрати это бормотание! Что ты говоришь все время одни и те же слова? Брось эти слова, ты сводишь меня с ума. Мне хорошо внутри тебя, зачем ты будоражишь меня?

Он сказал приблизительно так. Демон помучил его и оставил.

- Видишь, что он делает со мной? - говорит мне несчастный. - И это происходит со мной постоянно.

- Терпение, брат, - говорю ему, - терпение. Не придавай этому значения, ведь это не твое. Не скорби, а заботься о молитве.

Закончив работу, мы пошли к Старцу. По дороге он говорит мне:

- Отче, может быть, мне помолиться и о том, который во мне, чтобы Бог помиловал и его?

И зачем он только это сказал, бедняга! Тут же им овладел демон, поднял его и грохнул оземь. Все затряслось вокруг. Демон изменяет его голос и начинает:

- Заткнись, паршиве-е-е-ец! Заткнись, я сказал! О чем это ты говоришь? Какая еще милость? Не нужно милости, не нужна она мне! Нет! Что сделал я, чтобы просить милости? Это Бог несправедлив! За один маленький грех, за гордость он лишил меня славы. Мы невиновны, это Он виноват. Пусть Он Сам покается, а не мы! Прочь милость!

Демон сильно мучил его и, измотав вконец, оставил. Я ужаснулся его словам. За несколько минут на собственном опыте я понял то, что был бы не в состоянии понять, прочитав о бесах тысячи книг. Мы продолжили свой путь к Старцу. Старец всегда принимал его и говорит с ним с большой любовью. И бесноватый радом с ним всегда оставался спокойным. Старец много молился за бесноватых, поэтому что знал, какие муки они терпели от демонов, и говорил нам:

- Если мы, имея демонов снаружи, мучаемся от помыслов и страстей, то какие муки испытывают эти несчастные, в которых демоны находятся день и ночь! - и, печально качая головой, добавлял: - Наверное, свою муку они переживают здесь. Но горе тем, кто не покается, чтобы Бог милостиво наказал их так или иначе здесь, в этой жизни!

И он приводил слово одного святого, говорившего вот что: «Если увидишь человека, который явно грешит и не кается, и до самого смертного часа с ним не происходит ничего скорбного, знай, что в час Суда обличение этого человека будет без милости».

После таких слов Старца мы все больше сочувствовали искушаемому брату.

На службы он не входил в церковь вместе с отцами, а ходил с четками снаружи по скалам и непрестанно громко произносил молитву: Господи, Иисусе Христе, помилуй мя! Господи, Иисусе Христе, помилуй мя! Господи, Иисусе Христе, помилуй мя! Молитва его эхом отзывалась среди скал.

Он на опыте испытал, как молитва пожигает демона. И вот, когда он так обходил скалу и непрестанно проговаривал молитву, внезапно изменяется его голос, и демон начинает:

- Заткнись, я сказал, заткнись? Ты замучил меня! Зачем ты ходишь среди скал снаружи церкви и бормочешь? Иди внутрь вместе с другими и прекрати свое бормотание. Зачем ты день и ночь говоришь и повторяешь одно и то же и не даешь мне успокоиться ни на минуту? Ты заморочил меня, ошпарил! Ты жжешь меня, неужто непонятно?

И когда искушение проходило, он снова начинал молитву по четкам: Господи, Иисусе Христе, помилуй мя. Он очень хорошо понял то, о чем демон думал, что он не понимает. Это было и болью души, и надеждой, когда ты видел, как он все переносит, подвизается и терпит. Он долго жил с нами, и когда ему стало гораздо лучше, ушел. Больше мы его не видели. Бог знает, чем все это закончилось.

Видите силу молитвы и нераскаянность демонов? Они поджигаются, но кричат: «Нет милости!» - и непрестанно осуждают Бога. О, гордость денницы! Стало быть, чем отличается от демона эгоист и до конца нераскаянный человек - тот, кто не желает исповедать Христа Богом и Человеком и испросить Его милости и милосердия?

Теперь вы понимаете глубочайший смысл молитвы? Как она выявляет людей, кто близок ко Христу, а кто далек от Него?

Архимандрит Ефрем Святогорец. Жемчужины подвижнической мудрости. Главы о молитве и послушании. М.: Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. 2001. С. 58-63.

 

Еще сказала: будем трезвиться; ибо чрез чувства наши, хотя мы и не хотим, воры приходят. Как может дом не закоптиться, когда дым входит извне, и когда открыты окна?

Еще сказала: нам должно вооружаться против демонов, ибо они приходят отвне, а извнутри производят волнение. И душа, как корабль, то от внешних треволнений потопляется, то от внутренняго накопления воды идет ко дну. Так и мы, то чрез вне соделанные грехи погибаем, то оскверняемся внутренними помыслами. Итак, надлежит как остерегаться внешних приражений духов, так и вычерпывать нечистоты внутренних помыслов.

Древний патерик. Изд. 5. М. 1899. С. 222.

 

Некоторые из отцев рассказывали, что был некто великий старец, удостоившийся дарований от Бога и (делавшийся славным по своей добродетели. Имя его достигло даже до царя. Чтобы удостоиться молитв его, царь позвал его к себе. Видевшись с ним, и много получивши пользы, он дал ему злата. Старец принял и, возвратившись к себе, возлюбил поле и иное стяжание. Пришел к нему по обычаю один из демонов. И старец говорит демону: отойди от творения Божия. Демон отвечает: не слушаю тебя. Старец говорит: почему? Демон отвечает: потому что ты стал, как один из нас, - оставив заботу о Боге, стал заниматься заботою земною, поэтому я не слушаю тебя и не отхожу.

Древний патерик... С. 224.

 

Старец сказал некоторому брату: диавол есть враг, а ты - дом. Он не престает, бросая в тебя, что хочет, сыпля на тебя всякую нечистоту; твое же (дело) - принять или не принять. И если ты не вознерадишь, то наполняется твой дом нечистотами, и ты не имеешь силы взойти туда. Но первое, что он ввергает, ты выбрасывай понемногу, и дом твой останется чистым по благодати Божией.

Древний патерик... С. 228.

 

Авва Даниил сказал: в Вавилоне у одного вельможи была дочь, одержимая демоном. Отец ея любил некоего монаха. И сей говорит ему: никто не может исцелить дочь твою, кроме пустынников, которых я знаю; и если ты будешь просить их, не захотят сделать сего по смиренномудрию. А мы сделаем так: когда они придут на рынок, вы поступите так, будто хотите что-нибудь купить у них. Когда же они придут получать деньги за сосуды, мы скажем им, чтобы сотворили молитву, - и я верю, что она исцелеет. И когда они вышли на рынок, нашли одного ученика старцев, сидящего для продажи сосудов их, - и взяли его с корзинами, как долженствующего получить за них деньги. Когда же монах взошел в дом, то пришла бесноватая и дала монаху пощечину. Но монах, по заповеди, обратил и другую ланиту. Демон, пораженный сим, вскричал, говоря: о сила вынуждающая! Заповедь Иисуса изгоняет меня, - и демон тотчас вышел, а женщина исцелилась. Когда же пришли старцы, объявили им о случившемся, - и они прославили Бога и сказали: гордость диавола обыкновенно низлагается Христовым смирением.

Древний патерик... С. 275.

 

Человек, одержимый демоном и испускающий пену, ударил в ланиту некоего старца монаха-пустынника. Старец вместо ея подставил ему и другую ланиту. Демон же, не вынося жжения смирения, тотчас отступил от него.

Древний патерик... С. 291.

88) Так звали духовных наставников в Египте.